История создания Кольчугалюминия (часть 1)

Крылатый метал

Оглавление

 

 

 

10 марта 1911 года, - напишет профессор Д.И.Сучков, - представитель заводов "ВИККЕРСА" в Петербурге, - фирма "Восидело и Ко" прислала на кольчугинский завод иллюстрированный проспект изделий из дуралюмина. В проспекте говорилось, что у дуралюмина, в зависимости от состава и режима обработки сопротивление на разрыв может достигать 61,1 кг/мм2. Приводилась данные по изменению механических свойств сплава в зависимости от состава и обработки».

25 апреля 1911 года будет «заключен химический анализ присланного образца» (участники неизвестны). Впервые на нижнем заводе в тот день узнают, что дуралюмин — это сплав из 3.36 процента меди, 0.53 процента магнии, 0.32— марганца и 94.93 процента алюминии. На этом интерес к неизученному сплаву не ограничится.

Вскоре после прихода на завод Н.А.Степанова будет принято решение о строительстве химической лаборатории, которое закончится в 1916 году. И интерес к алюминиевому сплаву возрастет с новой силой. Сохранились обрывочные сведения об одной опытной работе, которую проводили в проволочном цехе и лаборатории с алюминиево-медными сплавами — содержание меди от 0.6 до 2,5 процента.

«К сожалению.— констатировал Д.И.Сучков,— в первые годы революции, когда лабораторию закрыли и перевели во временный склад, пропали многие работы, в их числе и материалы по этому вопросу».

В октябре 1921 года из Москвы со съезда инженеров прозвучит призыв о создании сплавов для авиации. Первый из кольчугинцев на этот призыв откликнется инженер-литейщик В. А. Буталов (на заводе с 1912 года, сведений о его участии в лабораторных работах 1916 года не имеется).

«Узнав, что BCНX поставил задачу,— говорится в Истории МЛС в СССР,— организовать в стране производство легких сплавов и об уже ведущихся переговорах по этому вопросу с английским заводом «ВИККЕРСА», В.А.Буталов просит поручить решение этой задачи коллективу кольчугинского завода. Согласие было получено».

Непросто решалась судьба «крылатого металла». Почти на целое десятилетие растянулись бесконечные совещания, споры, дискуссии. Споры шли о том, быть ли вообще авиации металлической:

— На что вы хотите обречь кашу страну? Вы хотите оста вить ее без воздушного флота? Металла в России нет, а леса тьма!

Сейчас это кажется невероятным, а тогда всеми этими дышащим нарымским холодом «хотите» гвоздили Туполева и его сторонников. Молодой конструктор А.Н.Туполев и металловед И.И.Сидорин предлагали освоить выпуск металлических самолетов, но к их идее относились с сомнением. Из легких сплавов в то время строила самолеты только немецкая фирма «Юнкерс». С трудом преодолевали сопротивление, дело все-таки продвигалось.

Уже в апреле — мае 1922 года в небольшой старой отливной кольчугинского завода, переоборудованной в лабораторию, были получены первые слитки, а в начале июня проведены опытные прокатки. Результаты были обнадеживающими.

В конце июля и начале августа были получены опытные слитки в цеховых условиях, в сентябре первая промышленная партия, а в октябре были освоены полуфабрикаты для самолетов и аэросаней.

Так был получен новый легкий и прочный сплав для самолетостроения. Назван он был кольчугалюминием. С этого времени металл дла самолетов стал выпускаться в нашей стране на Кольчугинском заводе, и только в 1933 году его производство было передано другому предприятию.

Прежде чем приступить к постройке цельнометаллического самолета из кольчугалюминия, было решено проверить правильность расчетов и выполнения металлических узлов на более простых конструкциях — аэросанях и глиссере. В феврале 1923 года аэросани АНТ-3 были готовы. Нужно было испытать их в действии. Решили совершить пробег по маршруту Москва — Кольчугино. «Пусть кольчугинские рабочие увидят машину, построенную из созданного ими металла».— так рассуждали строители аэросаней. А.Н.Туполев вместе с коллегами отправился в путь. Мотористом был Н.И.Петров. Вот как запомнилась ему эта поездка:

«Зима 1923 года была снежная. Ехать пришлось по целине. В поездке принимали участие В. М. Петляков и И.И.Погоссхий. За проводника с нами был техник с завода Н.В.Лысенко. При обгоне крестьянских обозов, лошади, да и сами крестьяне, впервые вида аэросани, пугались, заседая в сугробах. На заводе рабочие и инженеры очень были заинтересованы аэросанями. Мы их покатали, и они остались довольны».

Источник:

Валерий Иванович Ребров. Наши корни. Очерки по истории Кольчугинского края (Книга 2-я)

Эта запись опубликована в рубрике История кольчугинского края. Тэги: , , , , , , , , . Bookmark the permalink.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>