Кольчугин Никифорович Никита (Кольчугино)

Старинный город Стародуб Черниговской губернии. Здесь в старообрядческой семье крестьянина, кузнеца Никифора Кольчугина родился в 1753 году мальчик, которого нарекли Никитой. «Будет хорошим кузнецом.—думал отец. — Как и все наши предки, которые были умелыми мастерами своего дела. Знали толк в металле. Поговаривали, что лучше их никто не мог в трудные годины борьбы с завоевателями Руси прочно и добротно «сшить» из металла кольчугу, отковать меч». Вот и привилась им от их профессии фамилия Кольчугиных.

Письмо (автограф) Никиты Никифоровича Кольчугина (1753-1827)

Письмо (автограф) Никиты Никифоровича Кольчугина (1753-1827)

Никита с детства полюбил книги, но  его родном городе были они большой редкостью. И прослышал он, что в белокаменной в лавках Новикова их полным-полно и стоят недорого. Взяв с собой несколько старообрядческих книг и икону Спаса Нерукотворного, пошел Никита в Москву пешком. В Москве сразу накупил книг, приспособился их менять, торговать ими. постепенно сошелся с самим Новиковым. Приглянулся Новикову, и тот нанял его на работу. «Стал главным пособником, правой рукой Новикова», пишет Л. Будяк в своей книге "Новиков в Москве и Подмосковье".

Идя по стопам знаменитого просветителя, оказывая ему большую помощь в издательстве и распространении книг (работал приказчиком). Никита Никифорович постепенно сам становится мастером и начинает издавать, издает ряд, а точнее шесть «зловредных» (по словам епископа Платона) «развращающих добрые нравы и ухитряющихся подкапывать твердыни святой нашей веры» книг. Екатерина II заключила Новикова, а затем и Кольчугина а Шлиссельбургскую крепость. Накануне его ареста к Кольчугину в его книжную давку пришел его ближайший друг Василий Вороблевский. Он был крепостным сочинителем, переводчиком и режиссером при постановке спектаклей на сцене Шереметьевского театра. Ставил спектакли в Петербурге, Москве, Кускове, Останкине, был у своего владельца графа Шереметьева дворецким, смотрителем, письмоводителем и т. д. И вот, когда он пришел утром 24 апреля 1792 года к Никите Кольчугину, тот был взволнован и расстроен и стал рассказывать плохие новости:

— Слышал уже. Василий Григорьевич? — тихо спросил он.

— Что?

— Про Николая Ивановича.

— А что такое?

Кольчугин припал к уху Вороблевского и прерывисто зашептал:

— Вчера в Москву из имения арестованного под строгий надзор привезли, сейчас в Тайной канцелярии сидит. Говорят, заговор против государыни открыли...

Последующие дни были полны слухами о причинах ареста Новикова. Московский главнокомандующий князь Прозоровский каждый день допрашивал Новикова. Были потребованы к допросу и ближайшие друзья Николая Ивановича — пайщики «Типографической компании». Потом арестовали Кольчугина и несколько рабочих из типографии.

Вот запись одного из допросов: «Московский купец второй гильдии Никита Никифорович, сын Кольчугина, приказчик Новикова, торгующий в книжной лавке в доме Новикова, состоящем за Никольскими воротами... на допросе показал: ...он находился в числе старообрядцев, а ныне (1792) подал здешнему митрополиту просьбу, чтобы его присоединили к православной церкви российской. Прежде он имел торг в москательном ряду, а потом тот торг, якобы мало прибыльный, перемена, производил уже торг книгами, получая оные из Санкт-Петербургской Академии наук и из типографии Новикова, за деньги и в кредит, для чего и имел три лавки на Никольской улице. В одной сам сидел и торг производил, до 1790 года, а в другой — сидельцы. А как посредством его, торга, познакомился с Новиковым и получил от него разные выгоды, перешел к нему в дом приказчиком, а в своей лавке оставил сидельцев. Принявши приказчичью должность и взял в свое ведомство книжные лавки и магазины, принимал от Новикова книги а продажу из его типографии, что в доме бывшем гражданина Гендрикова, в числе которых и запрещенные книги были ему в продажу».

Кроме самого Новикова и Никиты Кольчугина были посажены и осуждены еще 28 человек. Четыре года томились в крепости Новиков и Кольчугин, все это время длилось следствие. Окончательный приговор был суровым:

"Московский городской магистрат, уездный и нижний надворный суды находят Н. Кольчугина на место смертной казни... к ссылке в каторжную работу».

Спустя четыре года (1796) а честь рождения «любезного внука Великого князя Николая Павловича» состоялось высочайшее помилование. Новиков вышел из тюрьмы совершенно разбитым. Это книжное дело пошло большей частью с молотка и прекратило свое существование. Никиту, напротив, крепость закалила, сделала бойцом. До самой своей смерти он продолжал заниматься книжным делом, издавал и распространял литературу. Кроме занятий книжным делом, вложил Никита Никифорович свои капиталы в меднорасковочное дело, приобрел меднорасковочный плющильный завод в селе Рай-Семеновском. Доход от него был больше, чем от книжного дела, поэтому он и переключился больше на их работу. Кроме торговли и медного промысла, занялся и подрядными строительными делами. За строительство Покровских казарм получил две большие наградные медали. Умер Никита в 1827 году, оставив двух наследников — дочь Анну и сына Григория.

Источник:

Валерий Иванович Ребров. Наши корни. Очерки по истории Кольчугинского края (Книга 2-я).

Эта запись опубликована в рубрике История кольчугинского края, Личности кольчугинского края. Тэги: , , , , , , , . Bookmark the permalink.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>