Кольчугинский завод с 1887 по 1926 годы. Период развития

После смерти в 1887 году П. И. Меллера правление выдвинуло на должность управляющего В. И. Штуцера и не ошиблось в своем выборе. Его вклад в развитие завода потрясающий. Особое место в книге "Наши корни" занимает его вклад в развитие социально культурной сферы, к этому мы вернемся позже, остановимся подробнее. А пока о сугубо производственной стороне.

Литейные заводы по сравнению с прокатными, уже оснащавшимися паровыми приводами и прокатными станами, находились в худшем положении. Располагались в примитивных деревянных бараках с земляным полом, с механизмами и технологией литья с применением водоприводных систем. Все это видел Штуцер и вместе со своими техническими помощниками Р. Цабелей и Н. Ануфриевым пришел к выводу, что литейное дело серьезно будет в дальнейшей сдерживать развитие обрабатывающих заводов. О реконструкция не может быть и речи — нужно строить новые заводы с современной технологией.

После пуска в строй давильного производства самое серьезное внимание было уделено литейному производству. При обсуждении на Правлении вопроса реконструкции отливных заводов красной и зеленой меди В. И. Штуцер настаивал на строительстве новых отливных цехов с более совершенными технологиями плавления металла, а также для давильного производства фасонной отливной. Окончательно было принято решение в течение пяти лет построить отливную (зеленой меди), а затем в течение последующих пяти лет — так называемой красной отливной. Параллельно со строительством отливной меди зеленой решено было вести и строительство нового латунного завода, на который должен был поступать металл из отливной меди зеленой Новая отливная меди зеленой была построена к началу 1899 года. В цехе (заводе) было установлено 17 горен по два литейных горна (тигли) в каждом.

Горны были оборудованы устройствами для работы на нефти, а для вытаскивания тиглей из гнезд горнов были установлены блоки. Для перевозки литейных слитков и других грузов по цеху были смонтированы узкоколейные пути и установлены тележки. Литье производилось только в специальные чугунные и земляные формы. Земляные формы делались тут же в формовочной отделе. Производительность новой отливной была гораздо выше — 900—1000 пудов в сутки. Работа была организована в три смены по восемь часов.

В 1892 гему В. И. Штуцер обратился с просьбой к Правлению о командировке в Германию на литейные заводы для ознакомления с передовыми технологиями в литейном деде, с новыми сплавами. Командировка оказалась полезной. Он хорошо изучил и то, и другое, и сразу же по возвращении в новом литейном цехе внедрил литье плоских латунных и бронзовых слитков в земляные формы, выполненные по модели. Этот способ облегчил труд отливалы (литейщика), дал экономию и улучшил качество. Прокат из таких слитков охотно покупали владельцы самоварных заводов, больше всего ценили его многочисленные тульские и киржачские кустари. После полировки этот сплав на свету давал золотистый цвет (к тому времени еще не была внедрена никелировка самоваров). Стоимость отливки одного пуда металла раньше была 72 копейки, с переходом отливки в земляную форму стала 32 копейки.

К 1895 году вместо деревянных заводов-сараев уже было построено оемь кирпичных зданий, в которых разместились производства: литейное, прокатное, проволочное, посудное. К этому времени существовало на заводах Товарищества два прокатных завода: меднопрокатный, строительство которого было закончено в 1876 году, и латунный прокатный, который просуществовал с 1871 почти до 1900 года. Оборудование этого прокатного завода было в основном заменено после образования Товарищества. Все прокатные станки были английской фириы «Рейес». Для рабочих и мастеров каждый из них чем-то отличался и они дали им названия: молодой, бойкий, самоварный, ленточный и т.д. Все станки приводились в движение от одного вала-привода, который получал вращение от паровой машины в 250-300 л.с. И только в 1899 году приступили к строительству нового большого латунного прокатного завода. Построен он был к концу 1900 года, а в эксплуатацию пущен в 1901 году (ныне это 4-й прокатный цех).

Перед началом проектирования н строительства нового прокатного цеха В. И. Штуцер добился у Правления разрешения на поездку в Америку. Благодаря большим связям фирмы Вогау ему удалось побывать на ряде меднопрокатных заводов. На основании его поездки и изучения оборудования и был составлен весь проект оснащения оборудованием нового прокатного цеха. В последний момент в проект
были внесены изменения с целью применения электроприводов для вспомогательных машин и некоторых небольших прокатных станов и прогладочнык станков. Это потребовало дополнительных расходов на новый цех в размере ста тысяч рублей, на что появление все же решилось.

При рассмотрении проектирования и строительства нового прокатного завода Штуцер остановился на проекте профессора Инце из Берлина. В этом проекте были удачно применены новые железобетонные перекрытия. Считалось, что это будет совершенно неогнеопасно. Гнутые стальные балки (стропила) перекрытиям взялся изготовлять московский завод А. В. Бари. В договоре говорилось, что Товарищество Кольчугина оплачивает за работу по 80 копеек с пуда, в том числе и за подкрановые пути вдоль всего цеха. Всего ушло стального проката 23.000 пудов. Цех строился из расчета трех пролетов. Прокатные станы были заказаны американским фирмам Роберта Пуля и Фарель Фондри. Они были изготовлены быстро и доставлены на завод в 1899 году, а в 1900-м смонтированы. Остальные прокатные станы для нового латунного завода были заказаны на машиностроительных заводах в городах Харькове, Краматорске и коломенском. До 1910 года в прокатном латунном заводе было установлено 27 прокатных станов, из которых одиннадцать были американские, десять изготовлены в Харькове, три — на краматорском заводе и три — на коломенском.

Уже в последующее десятилетие, до 1918 года латунный завод дооснащался,  в нем было установлено 31 прокатный стан разных типов. Была заказана и установлена для общего привода больших прокатных станов новая паровая машина фирмы Зульцер и Ко, так называемый тендем-компаунд, спаренная из двух агрегатов, каждый мощностью по 450 л. с. общей мощностью 900 л. с. при 90 оборотах в минуту. Эта мощная паровая машина приводила в движение проходящий вдоль всего здания в тоннеле под полом длинный вал, к которому и были присоединены все станы. Этот мощный и длинный привод с шестернями большого диаметра был изготовлен в Америке. Мощная паровая машина исправно работала в цехе в течение тридцати лет и только с заменой на станки с индивидуальным приводом была демонтирована.

Производительность цеха была по годам: 1901 —1902 — 4523 тонны, 1913—1914 - 8156 тонн, 1926—1927 — 8949 тонн, 1927 — 1928 — 7096 тонн.

Меднопрокатный завод, или завод прокатки медн зеленой, построен в 1876 году. Оборудование вполне соответствовало тому времени, и как писалось в отчетах, не уступало петербургским и уральским прокатным. Печи были с нагревом от генераторного газа. Все прокатные станы и другие вспомогательные машины приводились а движение от паровой машины в 300 л. с., установленной в меднопрокатном заводе с 1876 года. В 1883 году сгорело деревянное перекрытие завода. Не останавливая производство, быстро построили другое. Новое помещение получилось низким. В 1893 году В. И. Штуцер снес низкие здания и на этом месте построил новое кирпичное, крытое толем. Были установлены оригинальные по конструкция колонны и фермы, перекрытия по типу одного из павильонов всемирной выставки в Чикаго.

Для отжига крупногабаритных и тяжелых "шинельных листов" для топок паровозов была установлена большая печь, которая первое время работала на древесном угле, в уж затем на нефтетопливе. Печь была построена по проекту немецкой фирмы Рих. Шнейдер стоимостью 10 тысяч рублей. Уже в 1896 году на этом заводе было прокатано 116395 пудов меди.

В 1909 году была установлена для приводя оборудования новая паровая машина мощностью 500 л. с. и одновременно был смонтирован мощный стан, полученный с машиностроительного завода Бр. Клейн в Риге-Дальбруге, с диаметром вальцев 850 мм и длиной Зм 200 мм. Это дало возможность изготовлять самые широкие «шинельные листы», и с этого времени кольчугинский завод полностью выполнял все заказы на топочные изделии заводам — коломенскому, сормовскому, невскому, харьковскому, фирме Гартман, а иногда и воткинскому заводу. Заказов на топки и топочные листы было много. С пуском нового меднопрокатного завода сборка паровозных топок была переведена в новый механический корпус, оборудованный грузоподъемными механизмами, слесарным и токарным отделениями. Уже к началу 1916 году в механическом корпусе трудились около 180 рабочих. Производительность меднопрокатного завода по годам: 1901 — 1902 - 2033.5 тонны. 1913-1914 — 2342 тонны. 1926-1927 — 2943 тонны. 1927 — 1928 — 3537 тонн.

Одновременно шло и развитие проволочного производства. Начало ему было положено еще с периода основания завода. Технология тогда была такова: специальные болванки или слитки отливались круглыми за формованными в землю и были диаметром 30 мм. До 1881 года проволока изготовлялась путем многократного протягивания отлитой болванки через чугунные волоки с постоянными отжигами. С установкой болтового стана в меднопрокатном заводе производство проволоки улучшилось. В 1885 году завод был перестроен и стан поместили ка второй этаж латунного завода.

В 1897—1899 годах, всего за два года был построен проволочный завод. Как родственные производства изготовление проволоки и болтовой меди поместили в одном здании. При строительстве проволочного цеха правление ограничило В. И. Штуцера в средствах и корпус здания был выстроен наполовину деревянным. Но зато оборудование управляющий постарался достать самое современное. Для привода станков установили паровую машину Бр. Зулъцер в 250 л. с., а шестеренный привод от фирмы Круппа. Стоило это оборудование 55 тысяч рублей. Были смонтированы две линии получения палок — заготовок для проволоки. Болтовой и ребровой станы были получены из-за границы. Выли установлены печи дли отжига проволоки в специальных стальных котлах. С 1886—87 годов была внедрена технология получения проволоки из ленты. Этот способ был не так уж сложен. Длинная узкая лента вырезалась из латунного круга. Варезка производилась на ножницах путем вращения круга и обрезка полоски ленты по периметру круга. После обрезки лента отжигалась в печи и затем поступала на дальнейшую обработку ка ребровой стан, где кромки ленты сглаживались и изделие по форме уже было близко к проволоке. Затем шли операции протяжки (волочения) и проволока соответствующего диаметра была готова- Этот способ избавлял от многочисленных операций волочения и отжиги.

Первым крупным заказом проволочного завода было 10 тысяч пудов телефонной проволоки дли Москвы и Петрограда. В 1909—10 годах было построено два новых больших корпуса дли производства проволоки. Для изготовления тонкой проволоки 0.1—0.2 мм приобрели и установили станки многократного волочения и специальные алмазные станки французской фирмы. Новые корпуса проволочного производства были построены из железобетона. Один был предназначен для получения красной медной проволоки, второй — для проволоки из латунных сплавов. Первый корпус начал выдавать продукцию а течение года. Впервые в «красном» корпусе был установлен электрифицированный прокатный стан фирмы Бр. Клейн и болтовый прокатный стаи «Трио». Для нагрева слитков и прутков смонтирована нефтяная печь американской системы. Впоследствии был установлен гидравлический пресс на тысячу тонн для изготовления «палок», прутков сложных профилей. Поданным выставки 1927 года выработка про ваточного производства составляла: в 1901—1902 годах — 1623 тонны, 1913—1914 — 4176.8 тонны, 1925—1926 — 7709.9 тонны.

Источник:

Валерий Иванович Ребров. Наши корни. Очерки по истории Кольчугинского края (Книга 2-я)

Эта запись опубликована в рубрике История кольчугинского края. Тэги: , , , , , , , . Bookmark the permalink.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>