Н.Н. Вашков (директор кольчугинского завода)

Всего одни год был директором завода Н.Н. Вашков, но то, пожалуй, был самый тяжелый год.

16 февраля 1917 года вместо заболевшего Н.А. Степанова правление назначило управляющим (директором) Н. Н. Вашкова. Он повел более гибкую политику с рабочими, старался не доводить дело до забастовок. С 1 марта ввел надбавки к зарплате, 17 марта произвел выплату рабочим наградных за 1915—1916 годы наравне со служащими, а в августе уплатил наградные за 1916—1917 хозяйственный год. Завод перешел на восьмичасовой рабочий день.

За плечами молодого директора была учеба в МВТУ. В 1904 году он работал вместе с Л. Б. Красиным ка электростанции в г. Орехово-Зуево.

Сложный период переживал кольчугинский завод в 1917—1918 годах. Вопрос о пуске завода рассматривался на одном из первых заседаний ВСНХ. Картина в поселке в то время была безрадостная: пустующие цеха, голодные рабочие, но было топлива, сырья. Специалисты не хотели сотрудничать с Советской властью, квалифицированные рабочие отсиживались дома, разбрелись по родным деревенькам. Казалось, завод остановился навсегда.

7 ноября 1918 года в честь первой годовщины Великой Октябрьской социалистической революции в поселке состоялась праздничная демонстрация. Долго продолжался митинг, а потом шествие с духовым оркестром впереди двинулось по улице к накрытым столам. Прямо под открытым небом были выставлены наспех сколоченные столы, на них дымилась тысяча мисок с супом. Сто буханок разрезали на тысячу ломтей — в каждом полфунта (200 граммов) ржаного хлеба. За столами часто раздавалось: завод, работа, Вашков... А он был рядом, вместе со всеми, улыбался, шутил, хлебал из своей миски. И никто не знал, что творилось на душе у него. Ведь на это «купеческое застолье» он потратил 25 тысяч рублей из тех 14 миллионов, что отпущены заводу на восстановление. Конечно, капля в море, но ведь эта капля — деньги голодного народа. Государство ему. Вашкову доверило деньги, но и отказать людям в этой радости, в этот голодный и холодный год,— не значит ли это потерять навсегда их доверие, не поднять ни их, ни завод. Да, он несет главную ответственность за эти деньги, хотя «за» были и другие «клены коллегии заводоуправления — рабочий Иван Быков, заведующий кабельным цехом К. А. Архиереев и другие. Но в людей надо вселить надежду. И разве не об этом речи за столами: «Теперь дело пойдет», «Теперь завод вздымит», «Теперь будем с хлебушком».

Вечером Вашков вместе с благодарными кольчугинцами смотрел самодеятельный спектакль. Всем хотелось посмотреть, как совершаются победы на сцене, и спектакль повторяли несколько раз. А вот как эти победы будут совершаться в реальной голодной жизни?

Иван Быков уже успел подсчитать, что почти половина литейщиков надеется в предстоящую зиму прокормиться за счет личных подсобных промыслов. Инженер Архиереев объехал с десяток уездных сел. Многие кабельщики до весны но собираются покидать теплых изб, отказываться от крестьянских щей. Где взять хлеба?

Еще страшнее энергетический голод. Без мазута и угля завод не пустить. Весной 1919 года завод израсходовал последние фунты угля и мазута. Подвоз прекратился. Донбасс и Баку в руках интервентов, спасут только дрова. «Центромедь» и ВСНХ» обещали помочь топливом на Вологодской губернии. Но оттуда путь неближний — нужны вагоны, паровозы. Их не хватает даже для фронта. С трудом запасенное топиливо так и осталось гнить — вагонов не дали.

Местные ресурсы тоже долго не давались. Самым легким оказалось поднять людей. Первыми откликнулись комсомольцы, молодежь. Набрался большой отряд добровольцев с пилами и топорами. Но тут возникла проблема транспортировки. Рассчитывали на крестьян, но в обмен на подводы те потребовали овес, спички, керосин. Ни того, ни другого, ни третьего у завода не было.

— Зато есть рельсы! — обрадовал Иван Быков.

— Проложим узкоколейку в сторону левашовских делянок. — предложил инженер Архиереев.

— Народ нас поддержит,—согласился Вашков.

Узкоколейку проложили через дубовую рощицу (остатки ее и сегодня обрамляют Ленинский поселок с юга). Нашелся и старенький паровозик, и опытный машинист из пенсионеров, и шустрый комсомолец ему в помощники. (Этого помощника, кстати, кольчугинцы хорошо знают. Родом из Д. Бусино, Александр Комаров долгие годы работал у станка, в послевоенное время возглавлял главное управление нашей подотрасли). Старенький паровозик тянул по четыре платформы с драгоценным грузом — 40—60 кубометров пиленых дров. Осенью подоспела долгожданная помощь из деревни. Коллегия заводоуправления сумела договориться с уездным начальством о поставках на завод ржи и овса. В обмен ка овес крестьяне выставили на подвозку тысячи подвод.

Завод дымил вовсю. Один за другим из теплых деревенских изб тянулись к своим рабочим местам литейщики, прокатчики, кабельщики.

Ко второй годовщине Великого Октября, за время работы на заводе Н. Н. Башкова, на кольчугинском заводе было выпущено 2600 тони первой продукции Советской России. А Н. Н. Вашкова ни отозвали в Москву, на повышение. Вместе с Г. М. Кржижановским предстояло работать над воплощением в жизнь плана ГОЭЛРО.

Вашковское угощение в Кольчугине помнили долго. Ржаной ломоть в голодный год помог нашим дедам узнать настоящую цену себе.

Источник:

Валерий Иванович Ребров. Наши корни. Очерки по истории Кольчугинского края (Книга 2-я).

Эта запись опубликована в рубрике История кольчугинского края, Личности кольчугинского края. Тэги: , , , , , , , . Bookmark the permalink.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>