Станиславский и Кольчугино

В один из теплых осенних дней в воскресенье начала века после полудня из роскошного особняка напротив заводской гостиницы вышли два элегантно одетых господина и направились вверх мимо дома Цабеля и возвышавшемуся в березовой роще новому дому. В одном из них — невысокого роста, шедшем по правую руку, встречные еще издали узки вали управляющего заводом В.И. Штуцера. Сходили с узких мостков новеньких тротуаров и низко с почтением кланялись, провожали долгим внимательным взглядом другого — высокого красивого мужчину: кто он? Гадали: наверно, какой-нибудь представитель из правления или директората заводов из Москвы... Кроме Штуцера и Цабеля, никто не знал и знать не мог, что это Константин Сергеевич Алексеев - владелец крупнейших московских заводов и он же «кудесник сцены» Станиславский». Приехал он накануне по приглашению Владимира Ивановича Штуцера на вновь открытое кабельное производство на кольчугинских заводах, так как и на его московском заводе производили кабель. Им было о чем потолковать, что обсудить.

Предприятия товарищества «Владимир Алексеев» и «П. Вишняков и А. Шамшин» так или иначе были связаны с кольчугинскими заводами. В своей деятельности они шли по двум направлениям — меднобрабтывающие заводы, объединенные в медный синдикат, и кабельные — в «Электропровод». Так же, как и Кольчугин, они имели дело с торговым домом «Вогау и Ко». В 1912 году произошло объединение кабельных заводов России в синдикат, в который вошли вся пять русских предприятий, а именно: «Соединенные кабельные заводы» («Севкабель»), завод Петичева (оба в Петербурге), Кольчугинский завод, завод товарищества «Владимир Алексеев» и «П. Вишняков и А. Шамшин» и «Русскабель».

Общество «Электропровод» держалось рациональной политики, не форсируя цены для рынка, не притесняя покупателей, зорко следило за заграничной конкуренцией, занималось распределением заказов, устанавливало цены на кабельную продукцию и кредитовало покупателей, причем распределение заказов по предприятиям соответствовало мощности каждого завода. Объем заказов по предприятиям, вошедшим в «Электропровод», выражался следующими цифрами: «Соединенные кабельные заводы» - 50 процентов, Кольчуги некий завод — 25 процентов, завод товарищества «Владимир Алексеев» и «П. Вишняков и А. Шамшин» — 10 процентов, завод "Русскабель" — 10 процентов, завод Петичева — 6 процентов.

Предприятия тесно сотрудничали между собой. Так, например, одинкованную железную проволоку кабельному заводу «Владимир Алексеев» и «П. Вишняков и А. Шамшин» поставлял Петроградский завод, бронзовую и мельхиоровую проволоку товарищество Кольчугина.

В годы первой мировой войны заводы были загружены военными заказами. Для главного военно-технического управления требовалось в день 1500 км телефонных кабелей с резиновой изоляцией. Кабельный завод товарищества Алексеева производил в начале войны 8—10 км в день, завод Кольчугина — 12—15 км, а «Соединенные кабельные заводы» в Петербурге — 18—20 км.

Константин Сергеевич Алексеев (Станиславский) глубоко вникал в производство, он, желая прогресса на своих предприятиях, отправился изучать заграничный опыт во Францию, Германию. Его интересуют новые прогрессивные технологии, но зарубежные фабриканты неохотно раскрывают секреты, и он учится непосредственно на производстве, наблюдая, расспрашивая. И вернувшись к себе, ставит производство на новый современный лад.

В.И. Штуцера и К.С. Алексеева связывали не только производственные интересы, оба они были людьми глубоко образованными, культурными, многое сделали для развития производства и для того, чтобы поднять культуру рабочих, привить им хороший вкус. Театр стал для К.С. Алексеева тем делом, которое принесло ему мировую известность. Штуцер же всеми силами способствовал созданию и организации театра на сцене заводского клуба. Но в первую очередь оба они огромный вклад внесли в развитие кабельного производства.

В первые годы советской власти существовали только четыре кабельных заводе (две в Москве, один в Ленинграде, один к Киеве) и кабельный цех Кольчугинского завода по обработке цветных металлов.

В конце 18-го года тяжелое положение сложилось на Алексеевской заводе, которому помог Кольчугинский завод. 15 ноября 1918 года состоялось заседание комиссии по ликвидации и трестированию медообрабатывающих заводов.

Комиссия рекомендовала коллегиальному правлению Алексеевского кабельного завода принять меры и прекращению потребления нефти в электроонгргии (в связи с нехваткой топлива), для чего меднопрокатный и часть медно волочильного отдела должны была быть закрыты.

Прокатку, грубое волочение металлов для Алексеевского завода будет производить Кольчугинскнй завод. 30 ноября 1918 года Алексеевский завод был национализирован по распоряжению ВСНХ, а передан в Центромедь.

Наш завод и район, в связи с нехваткой у них топлива и в этом оказывал помощь. Завком завода несколько раз организовывал выводы группы рабочих на заготовку дров. В январе 1920 года на ст. Пекша за топливом приехал председатель завкома Н.П. Чебышев. В это время в Кольчугине свирепствовал тиф. Возвратившись из Кольчугина домой, Н.П. Чебышев вскоре слег, тяжело заболел и умер. Кольчугинцы — специалисты кабельного дела также бывали на Алексеевском заводе, в 1928 году он назывался "Электропровод", и перемяли их опыт организации фильерного дела с использованием алмазных волок, а в начале 40-х годов заимствовали у них опыт по замене натурального каучука синтетическим, отказавшись от импорта дорогого каучука.

Источник:

Валерий Иванович Ребров. Наши корни. Очерки по истории Кольчугинского края (Книга 2-я)

Эта запись опубликована в рубрике История кольчугинского края. Тэги: , , , , , . Bookmark the permalink.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>