Учреждение товарищества латунного и меднопрокатного завода Кольчугина

В течение 45 лет кольчугинский завод выполнял сложный, но важный заказ обществ железных дорог и паровозостроительных заводов России. Кольчугин первым получил его еще в 1375 году, когда существовал еще торговый дом Кольчугина, а управляющим был Н.И. Козлов.

После учреждения Товарищества выпуском паровозных топок занимался управляющий А.Ф. Бухштейи, затем П.И. Меллер и только с 1887 года, когда управляющим был назначен В.И. Штуцер, a механиком Н.А. Ануфриев, наладили регулярный и качественный выпуск топок паровозов. Продолжалось выполнение этого заказа и при управляющем Ю.П. Кюише, затем директоре Н. А. Степанове, и лишь а 1920 году, а связи с изменением конструкции топок паровоза, этот завод был с завода снят.

Итак, 28 мая 1876 года было учреждено "Товарищество латунного и меднопрокатного завода Кольчугина" и в этом же году быстро приступили к постройке и оборудованию первого большого меднопрокатного цеха, названного затем краснодельным заводом.

Одновременно ваялись за исполнение сложного, но выгодного - производство медных топок для паровозов. Для их изготовления требовались толстостенные медные листы весом до трех тон и и утяжеленные медные слитки. В новом краснодельном заводе установили и новую плавильную печь емкостью до десяти тонн и новый прокатный стан. Печь того времени во многом была похожа на ныне существующую отражательную печь, только не поворачивалась при разливке металла. Расплавленный металл приходилось вычерпывать вручную.

Коробка топки паровоза собиралась тогда из трех основных частей: боковые стороны (стенки) и верхняя часть, задняя стенка и передняя часть. Боковые стенки и верхняя часть как бы образовывали единое целое. Медный лист весом до трех тонн, идущий на изготовление этой части, назывался "шинельным листом". Задняя стенка тоже имела название — решетка. Она была с отверстиями, в которые вставлялись и прочно заделывались концы жаровых труб. К передней топочной стенке прикреплялась дверца топки.

Чтобы наладить выпуск изделий столь выгодного заказа, на завод был приглашен из Германии мастер прокатного дела А.Ф. Бухштейн, прозванный на заводе «медным» мастером. Он был назначен управляющим вместо Н.И. Козлова.

Бухштейн стал внедрять ив кольчугинском заводе те же порядки, что и на заводах в Германии. Требовал соблюдения строгой дисциплины, аккуратности, добросовестности, безукоризненного соблюдения технологии. Почти ничего у него из этого не получилось. Рабочие не поддавались, приходилось увольнять одних, нанимать других. Квалифицированных же рабочих было мало, только те 200 рабочих, что привез в свое время Кольчугин вместе с оборудованием. Местные же рабочие из окрестных сел и деревень, как правило, не дорожили работой, нарушали заведенные порядки, не стремились и повышению своей квалификации. Работали спустя рукава, делали много брака. Много металла уходило в отходы: большие угары, много обрезков и т.д. Сказывалась мизерная заработная плата, которая не поощряла к высокопроизводительной работе: заработок колебался от 60 копеек до 2 рублей 50 копеек. Даже старшие опытные рабочие, имевшие более высокую квалификацию, не были заинтересованы и считали выгодным уходить на лето работать в деревню, а на зиму снова возвращались на завод.

Заработок мастеров был на 5—10 рублей выше старших рабочих, а в остальном они находились в одинаковых условиях. Жили вместе в общежитиях казарменного типа, спали на нарах, харчевались за одним столом, порой вместе угощались водкой. Это снижало требовательность, создавало условия для нарушений, несоблюдения технологии. Правление Товарищества слало на завод директивы и письма с требованиями в короткий срок исправить положение.

Как ни пытался Бухштейн изменить на заводе порядки и наладить хорошую работу, у него ничего не получалось. Расписавшись в своем бессилии, он был вынужден жаловаться в правление Товарищества на рабочих и служащих и их отрицательное к нему отношение.

Все это имело прямое отношение к качеству. Топки выходили с браком. Металл был низкого качества, а проверить качество отлитого металла на месте не могли, пробы приходилось отправлять в Москву. Не умели восстанавливать брак. Дело дошло до того, что вместо прибыли получали убытки. Временно, в 1880-82 годах, правление вынуждено было отказаться от производства топок.

С 1884 года управляющим заводом становится горный инженер П.И. Меллер, а затем с 1887 года — В.И. Штуцер, а механиком Н.А. Ануфриев. Им-то и удалось наладить выпуск паровозных топом.

Источник:

Валерий Иванович Ребров. Наши корни. Очерки по истории Кольчугинского края (Книга 2-я).

Эта запись опубликована в рубрике История кольчугинского края. Тэги: , , , , , . Bookmark the permalink.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>