«Враги» народа на кольчугинском заводе (Со слов А.М. Комарова)

А вот как об этом времени вспоминает Александр Михайлович Комаров. Несмотря на преклонный возраст, он еще ныне здравствует и хорошо помнит те годы. Александр Михайлович Комаров родился в деревне Бусино Кольчугинского района. С 1924 по 1926 годы он работал на Кольчугинском заводе слесарем и помощником паровозного машиниста. Затем учился в Ленинградском политехническом институте. В 1933 году он снова вернулся на завод и начал работать мастером в проволочном цехе, затем старшим технологом, начальником прессово-волочильного отдела и наконец начальником цеха. В 1937 году А .М. Комарова командировали в США на стажировку и изучение производства материалов для военных радиостанций. По возвращении из Америки в 1938 году был назначен главным инженером Главного управления по обработке цветных металлов. Затем А. М. Комаров работал начальником Главного управления и одновременно был членом коллегии Наркомата цветной металлургии, заместителем министра цветной металлургии. Ныне Александр Михайлович Комаров пенсионер, живет, работает над книгой по истории цветной металлургии и поддерживает связь с заводом. У него часто бывает социолог завода А.К.Барсукова. Эти воспоминания А.М.Комарова о трагических 30—40 годах были записаны А.К.Барсуковой.

«В те далекие тридцатые годы коллектив кольчугинских металлургов славился сплоченностью и слаженностью, а среди инженерно технических работников, с которыми я общался, было много талантливых, беспредельно преданных своему делу. По-разному сложились их судьбы. Многие впоследствии стали крупными учеными, большими руководителями. Другие все...

Черным вихрем пронесся злопамятный 1937 год, унеся с собой в небытие и неизвестность десятки, если не сотни ни в чем неповинных людей.

Я был свидетелем того, как одного за другим забирали моих товарищей, каждому приклеивали ярлык «враг народа». Это сегодня уже большинство из них реабилитированы, восстановлены их честь и доброе имя. Многих посмертно. А тогда?

В августе 1937 года, когда начались массовые аресты, я работал начальником проволочных цехов и был председателем инженерно-технической секции в заводском профсоюзном комитете. Атмосфера на заводе и в городе была тревожная: люди не понимали, что кругом творится. Приходили к нам и спрашивали. А что мы могли ответить, если сами ничего не эха ли. Знал я одно: те, кого «берут», люди честные, добропорядочные, отличные специалисты, знатоки своего дела, много полезного сделали для завода. Но... В те времена приходилось молчать. Сегодняшнее поколение кольчугинских металлургов должно знать их имена. Расскажу о некоторых, которых хорошо знал. Сергей Иванович Сочихин — выходец из большой многодетной семьи. Отец его был бухгалтером и старался несмотря на вопиющую бедность дать своим детям образование. Блестящий, пытливый ум позволил Сергею закончить высшее техническое училище имени Баумана, поступив на завод, очень быстро подняться по служебной лестнице. В мою бытность Сергей Иванович был заместителем начальника прокатного цеха и осваивал новое прокатное оборудование, устанавливающееся в цехе: стан «Трио», четырех- и шести валковые станы, другие механизмы, купленные за границей. Он дневали ночевал в цехе, когда шло освоение доселе неизвестных многовалковых станов, как говорится, влезал с головой в дело и не отступал, пока не разбирался досконально и не находил верного решения. И вот этот инженер, преданный своему делу и не раз доказывавший это, был арестован, как «враг народа». Кто дальнейшая судьба были не известна.

Супружеская вара — Николай Александрович Филимонов и Антонина Александровна Теняева приехали в Кольчугино в 1927 году. Ныли они молодыми инженерами, окончившими горную академию. Умные, образованные, деятельные, они быстро вошли в коллектив, завоевали общее уважение. Николай Александрович начинал свою профессиональную карьеру в литейном цехе, а уже позже был назначен главным металлургом завода. С именем Филимонова связана одна из значительных страниц истории Кольчугинского завода — переход на плавку металла в злектрических печах повышенной мощности.

Дело в том. что до 1927 года на всех заводах страны плавку металла вели в тиглях. Это был тяжелый физический труд, пагубно влиявший на здоровье рабочих. Первым на электроплавку в 300-килограммовых печах перешел Ленинградский завод «Красный выборжец».

Когда речь зашла о электроплавке металла на Кольчугинском заводе, Филимонов предложил внедрять 600—700-килограмовые печи, чтобы получить большой слиток и обеспечить более высокую производительность труда. Фирма «Фиат» с этим предложением не согласилась, так как не было разработано и освоено производство подовых камней для этих печей. Тогда Филимонов заявил: «А зачем подовые камни? Мы подберем состав огнеупорной футеровки и будем на месте избивать эти камни». Мастерство кольчугинских умельцев, помноженное на знание и творческую мысль инженера, победили. Вместе с мастером М.А.Макаровым, техником А. А. Некрасовым и рабочими подовой мастерской, Николай Александрович Филимонов сначала сконструировал новую форму для бесшовного камня, а затем и подобрали состав огнеупорной футеровки, и печи стали выдерживать более двух тысяч плавок. Так были введены в действие 600-килограммовые печи. Позже были разработаны двух- и трехфазные печи уже емкостью до трех тони. Филимонов же был инициатором введения строгих инструкций по плавке металла.

Антонина Александровна Теняева работала в центральной заводской лаборатории. Умная женщина и способный инженер, она занималась рационализацией прокатного производства. В те времена на заводе шло освоение большого количества новых сплавов, и во всем этом она принимала непосредственное участие, давала советы и предложении.

В 1936 году на почве разногласий с директором, Николай Александрович Филимонов был вынужден уйти с завода и уехать в Тулу. Теняева с дочерью оставалась в Кольчугине. Вскоре пришла страшная весть: Филимонов арестован, как «враг народа». Скорый суд и ссылка в Норильск, где и отбывал он свой 15-летний срок. И даже освободившись, Николай Александрович был лишен права жить не только в столичных, но и во многих городах страны. После освобождения он поселился в Красноярске.

Антонина Александровна Теняева, разлученная с мужем, в 1941 году эвакуировалась в Орск. Там она много сил и знаний, энергии отдала строящемуся заводу. Руководство знало и ценило ее как по настоящему грамотного специалиста и поэтому в 1944 году она была назначена главным инженером завода в Верхней Салде, где хорошо сумела поставить дело. К большому сожалению, стечение разных обстоятельств толкнуло ее на роковой шаг, и Антонина Александров на трагически погибла.

Вспоминается и такая история. В тридцатые годы на завод были приглашены иностранные специалисты, среди них был американец Вуд — человек лет пятидесяти, высокий, вальяжный, с неизменной трубкой в зубах, не знавший ни слова по-русски. Не знаю, насколько хорошим специалистом он был, но платили ему хорошие деньги. И своим видом, своим достатком он, конечно, выделялся среди нашего брата. Молодые инженеры за ним ходили толпой. Возвратившись в Америку, Вуд в одном из журналов поместил статью под заголовком "Русские готовится к войне", в которой приводил данные, сколько делают биметалла и патронной ленты на Кольчугинском и Ленинградском заводах. Журнал этот прочитали в СССР и передали в НКВД. Ну. и поплатились за дружбу с американки кольчугинские инженеры. Они были арестованы как «враги народа» и как в воду канули. Видимо, их постигла та же судьба, что и начальника производстве иного отдела завода А.Б. Комарова, начальника литейного цеха М.Н. Дитятковского, директора завода Е.И.Пархоменко и многих других. «Враги народа» — честные и преданные своему делу люда были осуждены "тройками" и расстреляны или замучены в сталинских лагерях».

Источник:

Валерий Иванович Ребров. Наши корни. Очерки по истории Кольчугинского края (Книга 2-я).

Эта запись опубликована в рубрике История кольчугинского края. Тэги: , , , , , , , , , . Bookmark the permalink.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>