Забастовки на кольчугинском заводе 1915-1917 годов

Смутные времена

Как и В.И. Штуцеру, пришлось перво и у директору столкнуться с революционными выступлениями рабочих и с забастовками.

16 апреля 1915 года на заводе вспыхнула забастовка. Ее начали проволочный и кабельный цехи, а затем к ним примкнули и все вспомогательные. Требовании были скромные — это увеличение зарплаты.

В своей телеграмме от 16.04.1915 г., направленной в г. Владимир из поселка Келерово, исправник Айзман писал: «Заводы Кольчугина сегодня прекратили работу, рабочие кабельного и проволочного цехов. Возможно ожидать прекращения работ и других цехов. Требуют увеличения платы. Нахожусь на заводе».

Н.А. Степанов отказался удовлетворить требования рабочих и сделал им такое объявление: «Вследствие нежелания рабочих приступить к работам на предложенных заводоуправлением условиях, все заводы Т-ва Кольчугика закрываются сегодня в три часа дня. Для ученения расчета должны быть представлены в главную контору не позднее 21-го сего апреля. Не представившие к назначенному сроку книжки, получают расчет по месту жительства.

Работники ополчении первого разряда, получившие отсрочку по мобилизации, должны немедленно по получению расчета явиться к воинскому начальнику.

Директор Н Степанов 18.04.1915 г.»

В годы первой мировой войны завод большинство заказов выполнял на армию, потому большинство работающих и подлежащих мобилизации, были освобождены. Директор Н. Степанов надеялся, что лишенке отсрочек по призыву и отправка на фронт заставит бастующих отказаться от рискованной затеи.

Эта забастовка также серьезно забеспокоила и владимирского губернатора Крейтона. Получив из поселка Келерово сведении об остановке завода, он тут же послал телеграмму в Петроградский МВД сообщая: «Кольчугиискнй завод прекратил работы па неопределенное время, выезжаю на завод».

Прибыв на завод, губернатор Крейтон уговорит Н. Степанова пойти на уступки бастующим и дать им прибавку а зарплате. Требования их удовлетворили и 22 апреля работа на заводе возобновилась.

В течение 1916 года положение со снабжением продовольствием на заводе ухудшилось и возникла угроза новой забастовки. Правительственный инспектор, находящийся при Товариществе латунного и меднопрокатного заводов Кольчугина, 21 сентября 1916 года писал в Петроград в Особое совещание по обороне государства: «Имею честь донести, что в настоящее время снабжение рабочих и служащих заводов Т-ва Кольчугина продовольствием из заводской харчевой лавки и заводского Общества Потребителей, вследствие невозможности приобрести продукты первой необходимости, внушает серьезные опасения: Заводоуправление может обеспечить рабочих продовольствием только ка три недели. Заводы Т-ва Кольчугина работают исключительно на оборону, исполнил военные заказы чрезвычайной важности: пульный мельхиор, патронную и пушечную латунь и т.п. Неполучение продуктов продовольствии для 6000 рабочих Т-ва Кольчугина грозит неминуемо остановом заводов.

Заводоуправление Т-ва Кольчугина заявило правительственному инспектору, что. исчерпав все способы снабжения рабочих продовольствием через посредство Уездных Совещаний по продовольственному делу, бессильно сделать самостоятельно что-либо.

Среди рабочих замечается возбуждение в связи с недостатке и сахара, крупы, масла и др. продуктов; рабочими двадцать первого сентября с.г. отправлена телеграмма г-ну Военному Министру, в которой, между про чин, говорится:

«Отдавай всю силу заводам, работающим полностью на Оборону нашего дорогого Отечества имеем честь просить Ваше ВЫСОКОПРЕВОСХОДИТЕЛЬСТВО поддержать наши силы для работы и приказать срочно доставить на заводы муку, пшено, крупу, сахар и другие припасы и заставить Заводоуправление спешно закупить припасы».

Ввиду серьезности вопроса и экстренности его, я имею честь ходатайствовать перед особым Совещанием по Обороне Государства в срочном порядке о принятии соответствующих мер и снабжению 6000 заводских рабочих Т-ва Кольчугина и членов их семейств продовольствием и материалом для шитья одежды и обуви».

Член Совета Министров по торговле и промышленности 3 ноября 1916 года сообщил в заводоуправление Т-ва следующее: «От управляющего Отделом Промышленности 29 сентября с.г. мною было получено в копии сообщение Старшего Фабричного Инспектора Владимирской губернии о затруднениях в деле снабжения продовольственными продуктами рабочих Т-ва Кольчугина. 30-го сентября с.г. мною было сообщено о сем томриаду Министра Земледелия Неверову и сего 1 ноября получено от Управления делами особого Совещания по продовольственному делу уведомление о том, что им сделано срочное распоряжение Уполномоченному Башкирову в Самаре об отпуске Т-ву заводов Кольчугина десяти вагонов муки ржаной обдирной, пяти вагонов ядрицы и трех вагонов пшена...»

И все же администрации заводоуправления и директору Н. Степанову не удалось удержать рабочих от забастовки и 20 января 1917 года все цехи забастовали. В забастовке у часто вали около 6800 человек. Забастовкой уже руководили опытные революционеры, некоторые из них у чествовали еще в забастовках 1905—1907 гт. Я.И. Рябкин, С. С. Исаев. И.С Красненков. И.С. Нефедов. П. П. Балуков.

Уездный исправник 21 января 1917 года докладывал губернатору:

"Они осмелели благодаря уступкам администрации завода при прежних требованиях и теперь являются вершителями дел на заводе?... По-моему мнению для водворения успокоения необходимо сейчас же вырвать из массы этот вредный элемент путем предъявления к ним требований со стороны местного воинского начальника о немедленной явке их к освидетельствованию и лишения правя на освобождение от выполнения воинской повинности по работам в предприятиях, работающих на оборону, и взятию в войска. Эта мера, хоть и крайняя, но верная и как нельзя подходит к переживаемому моменту.

...Покорнейше прошу Ваше превосходительство дать мне на случай руководящие в деле указания телеграммой до 9 часов утра 23 числа на ст. Кольчугино. Кроме того, мне необходимо знать лично взгляд Вашего превосходительства на прибавку рабочим на случай ликвидации забастовки. Я лично против прибавки».

Забастовка 1917 года носила не только экономический и политический характер. Бастующие требовали прекращения войны, выплаты военной надбавки по 1 р. 50 коп. в день, выплаты наградных, обеспечение продовольствием из заводской лавки членов их семей. На этот раз администрация и полиция не пошли на уступки. Из города Шуи в поселок прибыло 100 человек нижних чинов под командой капитана Манником. Фабричный инспектор 10-го участка Швабрович 1-го февраля 1917 года докладывал господину владимирскому губернатору, что 31 января с часу дня заводы Кольчугина заработали полностью. Часть забастовщиков призвана в армию, многих уволили и не приняли на завод, а пятерых направили в штрафной батальон.

Суровая мера наказания вызвала возмущение в поселке и проводы в штрафной батальон вылились в большую демонстрацию, в которой участвовало более 5000 человек.

В конце февраля 1917 года на третьем году мировой войны пал царский режим. Февральская революция произошла стремительно. Весть о падении самодержавия в Кольчугине многими рабочими была встречена с радостью. Но завод, как и раньше, продолжал работать, почти вся администрация завода осталась на своих местах. 15 феарвля 1917 года вместо заболевшего директора Н.А. Степанова правление назначило нового директора Н.Н. Вашком.

Источник:

Валерий Иванович Ребров. Наши корни. Очерки по истории Кольчугинского края (Книга 2-я)

Эта запись опубликована в рубрике История кольчугинского края. Тэги: , , , , , , , . Bookmark the permalink.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>