Немцов Иван Максимович (директор кольчугинского завода)

Современная наука и статистика утверждают, что не каждый из нас умеет и имеет право руководить людьми, что только один из двадцати имеет для этого необходимые предпосылки, что наивысший эффект достигается тогда, когда на должность директора или начальника выдвигается человек, в прошлом проявивший способности так называемого неформального лидера.

Именно таким природным лидером и был Иван Максимович Немцов. Он родился в Туле в 1879 году. С 13 лет стал работать на патронном заводе. В 18 лет стал он членом социал-демократического кружка и активистом рабочего движения. Установил связь с революционно-настроенными студентами Москвы, а в 24 года его избрали секретарем подпольного районного комитета социал-демократов. В 1905 году он руководил забастовкой на патронном заводе. Забастовщики выдвигали и политические требования. После забастовки, которая приняла компромиссное соглашение с администрацией, Немцову пришлось уехать из Тулы а Питер. Он трудился на металлическом заводе, вел активную революционную работу и вновь был выбран секретарем одной из парторганизаций Выборгского района. В октябре 1905 года в Петрограде бастовали почти все заводы. И. М. Немцова, организатора и участника их, арестовали, а в 1907 году сослали в Тобольскую губернию на вечное поселение. Сибирская ссылки продолжалась 10 лет. В 1917 году он принимал непосредственное участие в установлении Советской власти в Сибири, стал первым председателем Тюменского комитета большевиков и его исполкома. По его инициативе Тобольская губерния была переименована в Тюменскую.

17 марта 1920 года Совет обороны принял постановление о милитаризации нашего завода. По рекомендации С. Ванкова с фронта стали отзываться специалисты в области обработки цветных металлов. Вспомнил С. Венков и про И. М. Немцова, которого хорошо знал по сибирской ссылке. Вскоре его отозвали из Тобольска и направили в качестве директора на Кольчугинский завод.

На предприятии царили голод, холод и уныние. И. М. Немцов не уходил с завода по целым суткам, работал в выходные дни. Ценой огромного напряжения всех сил установленные Госпромцветметом планы военного времени удавалось выполнить. Но нужны были дополнительные меры. Директор настоял на немедленном возвращении с фронта и с других мест работы всех, кто раньше работал в Кольнугино, показал себя хорошим специалистом. В том году на завод приехали Ю. Г. Музалевский, А. В. Ушаков, А. Д. Серебряков, В. А. Буталов. И. С Бабаджан, Н. Н. Алексеев, А. К. Цабель. Все ключевые участки производства и управления производством теперь занимали опытные специалисты. Быстро было налажено производство полос патронной латуни, пульного мельхиора, лент капсюльной латуни и т.д. Заметно улучшилось и снабжение продовольствием рабочих.

Но откуда предчувствие беды, необъяснимая тревога? И беда не заставила себя долго ждать — сгорел литейный цех. Это была настоящая катастрофа, завод мог встать. Пожар в литейке в пору милитаризации могли оценить и по законам революционного времени. Под угрозой и выполнение задания по созданию "крылатого металла". Все ждали, что скажет Немцов. Он сказал:

— Литейное производство остановлено не будет. Продолжим варить металл в горнах. Примем все меры, чтобы уже в 1922 году пустить в строй новый литейный цех.

Новое помещение (нынешний старый корпус цеха № 1) литейного цеха заложили еще в 1915 году, однако из-за войны и разрухи строили вяло, год от года откладывая пуск. Беда подхлестнула. В 1922 году новое литейное производство вступило в строй. Благодаря стараниям Немцова это было совершенно новое производство, настоящий переворот в литейном деле — от тигельной плавки перешли к более прогрессивной и высокопроизводительной.

Кольчугинцы поверили в нового директора, признали в нем лидера. Шло строительство нового цеха, но и металл для фронта завод давал. Горны были смонтированы в пустовавшем помещении корпуса литейною цеха, в стенах сгоревшего установили навесы и металл плавили вплоть до заморозков. План 1921 года был не только выполнен, но и перекрыт.

Значительный вклад коллектив кольчугинского завода под руководством И. М. Немцова внес и в решение транспортной проблемы страны. В короткий срок была построена специальная плавильная печь и налажено изготовление сплавов 6абита для подшипников паровозов и вагонов. Возобновилось производство медных листов и деталей для изготовления и ремонта паровозных топок. Горячая прокатка медных листов производилась в прокатном цехе. Он помещался тогда в здании 302 — нынешний цех № 2. Программа меднопрокатного цеха в то время была исключительно напряженной: изготовление медных листов различной толщины, медных кругов, прокатного рольного свинца, листов цинка, мунцевой латуни. Всем этим руководил непосредственно старший мастер И. А. Балакин. В 1922 году он принимал участие в изготовлении первых партий кольчугалюминия.

Летом 1922 года завод был демилитаризован. Переход на мирную продукцию прошел сравнительно безболезненно. Почти не было сокращения людей, 1 июня завод перешел на хозрасчет. Началось освоение кольчугалюминия. В это время произошла «ссора» между В. А. Буталовым и Ю. Г. Музалевским. Соперников развели по разным заводам. В том же году из Кольчугина был отозван и И. М. Немцов, вскоре он стал директором «Дукса». Там работал Ю. Г. Музалевский, чьим убежденным покровителем и защитником был Немцов.

Источник:

Валерий Иванович Ребров. Наши корни. Очерки по истории Кольчугинского края (Книга 2-я).

Эта запись опубликована в рубрике Личности кольчугинского края, Населенные пункты Кольчугинского района. Тэги: , , , , , , , , . Bookmark the permalink.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>