Козьмодемьянская церковь, г. Муром (Исторический облик, 1970г.)

Козьмодемьянская церковь, г. Муром (Исторический облик, 1970г.)

Одно из уникальных творений русского национального зодчества — старая Козьмодемьянская церковь (1556—1565).

Как известно, первой шатровой каменной церковью является соору­женная в 1532 году церковь Вознесения в селе Коломенском, которая от­крыла новый этап в истории русской архитектуры. Зодчие сумели приме­нить псковскую конструкцию ступенчатых арок для перехода каменной кладки от четверика к восьмерику. В то же время церковь Вознесения в селе Коломенском аккумулировала в себе лучшие черты и приемы рус­ского деревянного зодчества.

Как отмечается в «Истории русского искусства», по замыслу, деко­ративному убранству и оригинальности среди шатровых церквей XVI ве­ка одно из первых мест наряду с церквами Вознесения в Коломенском и Василия Блаженного в Москве занимает Козьмодемьянская в Муроме.

Ее создатели воздвигли высокохудожественный памятник-монумент, как бы олицетворяющий победу русского народа над татарами на восточ­ной границе русского государства.

По сравнению с другими шатровыми церквами этого времени (церкви в Городне, в Беседах и другие) Козьмодемьянская церковь отличается лаконизмом и строгостью архитектурных форм и неповторимостью дета­лей, не встречающихся ни до, ни после ее построения: ребристый шатер, переплетающиеся килевидные арки восьмерика и другое. Как отмечает И. Грабарь в «Истории архитектуры» (т. 2, стр. 143), «из ряда вон выхо­дящая «у зорочность» разрушившегося храма Козьмы и Демьяна (XVI век) трактует какие-то средневековые мотивы арочных переплетений на верхе храма».

По преданию, Козьмодемьянская церковь выстроена на месте, где с 10 по 20 июля 1552 г. был разбит шатер Ивана Грозного перед вторым походом на Казань и откуда Грозный наблюдал за переправой русских войск через Оку. После победы над Казанью в благодарность за герои­ческое участие муромской дружины царь повелел заложить церковь, на устройство которой было выделено 500 руб. и присланы мастера.

В то же время писцовая опись, составленная Б. Д. Бартеневым в 1637 г., указывает на то, что Козьмодемьянская церковь была «мирской», «посадской», выстроенной на средства посадских людей: «Да за городом же на посаде у Оки реки на берегу в Подокстовье монастырь девичий Козьмодемьянский, а на монастыре церковь каменная великих чудотвор­цев Козьмы и Демьяна...» И далее: «...а в церкви и в церквах образы, и свечи, и книги, и ризы, и колокола, и все строение мирское»,

Поэтому, вероятнее всего, следует считать ее сооружением «мирским».

В 1555 году в Муроме была строительная артель, вызванная из Пско­ва «новый город Казань делати» во главе с Посником Яковлевым. Их путь лежал через Муром.

Участие Посника Яковлева в строительстве Козьмодемьянской церкви подтверждает то, что характерной особенностью ее, а также церкви Васи­лия Блаженного в Москве и Благовещенского собора в Казани, создателем которых был Посник, является система «расчлененной тромпы» перехода от четверика к восьмерику. Вместо парусов, обычных для купольных зданий  здесь применены тромпы, расчлененные на два сводика с вертикальной стенкой между ними.

Подобно Рождественской церкви в Беседах, в основании Козьмо­демьянской церкви — квадрат, наружная сторона которого равна 7 малым саженям \ внутренняя сторона — 5, длина с абсидой равна диагонали квадрата четверика, или 10 малым саженям[1].

Как и большинство сооружений XVI века, фасады Козьмодемьянской церкви отличаются четкостью пропорций и лаконичностью форм.

Высота четверика равна 5 малым саженям, что соответствует внутренней стороне четверика.

Фасады четверика разбиты пилястрами на три части, центральная часть имеет несколько больший размер. Пилястры плоские, без энтазиса, в основании имеют базу классического профиля, который продолжается в простенках между крайними пилястрами. Пилястры опираются на цоколь, расчлененный постаментами.

Четверик завершается карнизом, который состоит из двух полочек и выпущенного на угол ряда кирпича; карниз над пилястрами раскрепован.

С трех сторон четверика в центральных простенках устроены про­емы, обрамленные арками, состоящими из трех рядов кирпича и завершенными килевидными архивольтами.

Внутри церковь освещалась тремя щелевыми окнами, одно  из кото­рых, расположенное с южной стороны, растесано.

Наружная сторона восьмерика декорирована 16 переплетенными ко­кошниками килевидной формы. Основание кокошника соответствует расстоянию по осям между средними пилястрами. В связи с тем, что у ко­кошников наклон внутрь, а поля кокошников имеют переломы, образуя углы 16-гранника, форма конструкции совершенна.

Внутренний переход от четверика к восьмерику  осуществлен через тромпы, характерные для работы псковских мастеров и подобные тром­пам центрального столпа церквей Василия Блаженного и Вознесения в Коломенском.

Примеров аналогичной обработки переплетающимися кокошниками в русской архитектуре мы не находим, хотя к этому близки приемы обработки шатров в церквах Богородицкой в Медведкове, Рождественской в Беседах, Преображенской в Острове.

Рисунок архивольта кокошника между пилястрами очень близок к рисунку архивольта в церкви Вознесения в Коломенском.

К сожалению, этот уникальный памятник дошел до нашего времени в полуразрушенном состоянии.

6 (18) апреля 1868 года шатер Козьмодемьянской церкви рухнул. Как сообщает «Календарь для всех» за 1869 год, «в 1868 году из гор. Му­рома передают известие об обрушившемся там храме. Храм этот во имя бессребренников Козьмы и Демьяна обрушился 6-го апреля в 8 часов ут­ра...но в этот день, когда она обрушилась, службы, к счастью, не было. Весь иконостас с древними иконами и деревянными под ним подсвечниками обрушившимся кирпичом завален совершенно. Также разбиты вдребезги три церковные входа, глава и крест не найдены, но алтарь каким-то непонятным случаем остался невредим. Во время катастрофы был страшный шум и треск; пыль и обломки кирпича долетали даже до реки Оки. Впрочем, при всем этом никого не убило и не зашибло».

Таким образом, простояв более трех столетий, Козьмодемьянская церковь в настоящее время, вот уже сто лет, находится в полуразрушенном состоянии.

На основании сохранившихся четверика и части восьмерика и имею­щихся рисунков Зворыкина (1863), Груздева (1880), а также описания ученика 3-го класса Муромского уездного училища Валентина Смирнова, составленного 17 марта 1863 года, сделаны попытки составления проектов реставрации памятника.

Наиболее близким к рисунку Зворыкина является проект реставрации Н. Ф. Борщевского в 1908 г., который, однако, повторил некоторые графические ошибки рисунка. Заслуживают внимания проектное предложение по реставрации, выполненное в 1963 году архитектором Ка­маевым во Владимирской специальной проектно-реставрационной мастерской, а также исследовательские работы II. Н. Воронина (1926—1929) и другие.

Сохранившаяся часть церкви отличается конструктивной простотой, чувствуется большой опыт ее создателя. Поэтому не случайно большинство специалистов считают, что сооружали церковь Барма и Посник, о которых летопись сообщает, что в 1555 году «дарова ему (царю) бог дву мастеров русских, по реклу Посника и Барму, а быша премудрии и удоб- нии таковому чюдному делу».

Нельзя не отметить изящность и скульптурность сохранившейся части церкви.

Судя по имеющемуся иконографическому материалу — рисункам Груздева и Зворыкина — шатер с восьмериком и главки также отличались изяществом.

Вся верхняя часть Козьмодемьянской церкви представляла из себя тонкую филигранную резьбу по камню, начиная от шлемовидных переплетающихся ребер кокошников и кончая 16-граным шатром, грани ко­торого подобно лучам солнца ниспадали от небольшом главки на алле­горическое изображение в основании шатра воинов со стягами (ширинки второго яруса восьмерика).

В декоративной обработке стен характерные приемы XVI века: пиля­стры, опирающиеся на базы и несущие карниз, восьмерик, украшенный стрельчатыми арками, 16-гранный пояс с прямоугольными нишами и стремительно возвышающийся шатер с 16 гранями, в основании которых два ряда стрельчатых парусов, подобных парусам Воскресенской церкви XVI века с. Городни.

Можно надеяться, что в ближайшие годы будет проведена реставрация Козьмодемьянской церкви, которая займет надлежащее место в истории русского национального зодчества.

Короткий промежуток времени, продолжавшийся немногим более де­ти гилетия (1552—1565), для Мурома был подлинно золотым.

Однако в результате морской язвы в 1570 году и голода в 70-е годы XVI город вновь и надолго захирел. Жители, гонимые голодом, пожарами, своевольством городских правителей, которое особенно усилилось после учреждения Иваном Грозным опричины, разошлись по окрестным деревням и селам.

Как подтверждает опись Шешилова 1574 года, на посаде осталось всего лишь 149 жителей, проживающих в 111 домах.

Козьмодемьянская церковь - Южный портал, г. Муром (Исторический облик, 1970г.)



[1]  Некоторые неточности в размерах по главной оси и в толщине стен можно об­яснить наклонным рельефом и различными размерами кирпича.

Источник:

Беспалов Н. А.: Ист.-Очерк. Муром. Памятники искусства XVI - начала XIX в. – Ярославль:Верх.-Волж. Кн. Изд-во, 1970-128 с.

Эта запись опубликована в рубрике Монастыри и церкви города Мурома и Муромского района. Тэги: , , . Bookmark the permalink.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>