Улицы и площади старого Мурома

Муром на открытке - старая улица Московская

Муром на открытке - старая улица Московская

На старых открытках — не только памятники древности, не только монастыри и церкви.

Улицы — магистральные и окраинные, то в стремительной перспективе, то с одной, то с другой стороны; площади, здания — все складывается в законченную стереоскопическую картину, оживающую как бы в свете волшебного фонаря.

Муром на открытке - Рождественская площадь

Муром на открытке - Рождественская площадь

Улицы эти слишком правильны и прямы, чтобы принадлежать древности: они не старше начала XIX в. Средневековая планировка — вольная, живописная, скроенная по прихотливой мерке природного ландшафта, складывалась изначально и сохранялась почти неизменной до конца XVIII в.

Ее фиксирует первый инструментальный план «генерального межевания» города, снятый в 1769 г. землемером Василием Пылаевым. Улицы на этом плане, свободно изгибаясь, радиально расходятся от кремля и монастырей по направлению главных дорог — к Касимову, Владимиру, Гороховцу. Их пересекают поперечные дуги переулков. Вплоть до 1764 г. сохранялись деревянные городовые укрепления, правда, очень ветхие и вскоре разобранные. В это же время по указу Екатерины II в Муром прибыло 213 отставных военных чинов — гвардейских инвалидов, которые заселили новое предместье за Георгиевским ручьем — Штаб, а Георгиевская церковь стала называться «на Штабу». За чертою посада и слобод издавна лежали городские выгонные земли и угодья.

В 1778 г. Муром стал уездным городом Владимирской губернии, а спустя десять лет был утвержден новый план Мурома. К несчастью, его умозрительная регулярность плохо уживается с самобытной натурой древнерусского города.

И хотя перепланировка началась не сразу, а после пожаров 1792 и 1805 гг., она тотально изменила всю традиционную планировочную структуру. Гибкий веер плавных трассировок сменился жесткой прямоугольной сеткой кварталов. Увы! Этого губительного однообразия не в силах скрасить ни силуэты старинных церквей, ни близость реки, ни сравнительно небольшая протяженность. Но это современное впечатление. Может быть, сто лет назад казалось иначе? Ведь сейчас утрачены те вертикали, которые составляли композиционные ориентиры плана и пейзажа.

Авторы «прожектированного плана» при всем его схематизме все же сумели вкомпоновать в него сложившиеся градообразующие величины — церкви и площади. К тому же перемены отнюдь не были слишком стремительны — они затянулись на столетие.

Муром на открытке - Касимовская улица

Муром на открытке - Касимовская улица

Две главные магистрали — Московская и Касимовская, сходясь под прямым углом, имели в перспективе и в средокрестии Вознесенскую церковь 1729 г. и площадь при ней. Каменная церковь заняла место прежней, деревянной. Высокая, с пятью вразбежку поставленными маковицами, с нишами-арками над карнизом, с шатром колокольни — она имеет характерный силуэт и легко узнается на открытках. Восточный конец Московской улицы переходит в обширную рыночную площадь с зданием торговых рядов и двумя храмами. Ансамбль Николо-Зарядской церкви построен был в 1675—1677 гг. на пожертвования купца Смолина. Между ним и Вознесенской церковью почти посреди улицы возвышалась башнеобразная колокольня Христорождественской церкви 1848—1851 гг. Церковь эта стояла на перекрестье улиц Московской и Рождественской. Рождественская улица, идущая с юга на север, имела в северной перспективе еще одну церковь — Иоанна Предтечи (1806, 1866—1874 гг.). В этом месте с ней сходилась улица Ивановская. Все это хорошо видно на открытках. Успенская церковь XVIII в., сейчас искаженная до неузнаваемости, служила перспективой для улиц Успенской и Полевой, Сретенская — для Сретенской. При взгляде на план уездного города Мурома становится очевидным, что это правило справедливо чуть ли не для каждой улицы.

Муром на открытке - Полевая улица

Муром на открытке - Полевая улица

***

От кремля на горе Воеводской
раскрывается град, как рука.
И согласно с течением Окским
веер улиц изогнут слегка.

Прихотливее линий ладони, так, как
на душу Бог положил, как
нездешний ландшафт на иконе, как
прообраз небесных вершин.

***

На улице, на набережной, дом —
чудесный долг, с классическим фасадом
с фронтоном, полуциркульным окном, с
карнизом или даже колоннадой.

Ворота; в глубине как будто двор, из-за
забора — вишни куст цветущий. Но
ветхость дома — как немой укор и тем,
кто в нем, и мне — мимоидущей

И будет очень горько покидать
жильцам его родимые пенаты.
И будут долго-долго вспоминать и
двор, и куст, и милый лик фасада.

***

Может быть, и здесь играл оркестр
духовой, военный, вечерами.
Звуки наполняли все окрест.
Кавалеры, наклоняясь к даме,

не спеша гуляли вдоль аллей.
Сад благоухал цветущей липой.
И трубач, всепризнанный Орфей,
сыпал все руладами и сыпал.

Гимназисты в форменках внакид
наслаждались волей и покоем.
А весна погожая стоит,
вечер теплый и не мучит зноем.

Вот с супругой Градский Голова,
вот еще купеческие лица.
Галстуки, погоны, кружева...
Господа, извольте веселиться!

Источник: По муромской дороге. Губерния в старой открытке. Машковцев В.П., Мельников А.А. 1997

Эта запись опубликована в рубрике История Мурома и муромского края, Улицы и районы города Мурома. Тэги: , , , , , , . Bookmark the permalink.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>