Икона «Николай Чудотворец»

prepodobnaya-evdokiya-detal-ikony-nikolaj-chudotvorec-izobrazhenie-na-levom-pole

Преподобная Евдокия Деталь иконы «Николай Чудотворец», изображение на левом поле

Николай Чудотворец. Конец XII — начала XIII в.

Николай Чудотворец. Конец XII — начала XIII в.

По приемам исполнения рисунка и принципам моделировки формы, стемненному колориту очень близка иконе «Спас Нерукотворный» большая икона «Николай Чудотворец» из московского Новодевичьего монастыря. По монастырскому преданию, ее привез из Новгорода вместе с иконой «Богоматери Ярославской» царь Иван Грозный. Так как икона «Богоматери Ярославской» появилась лишь в годы устроительства города на Волге Константином Всеволодовичем, то правомернее предположить, что вывезенная из Новгорода икона Николая также принадлежала в свое время старшему сыну Всеволода. По-видимому, Иван Грозный «экспроприировал» в мятежном Новгороде только вещи и иконы, связанные прежде с достоянием великих князей владимирских, преемниками власти и законными наследниками имущества которых считали себя все московские правители. Предание не сообщает, из какой новгородской церкви увезли икону. Но вероятнее всего ее взяли из Николо-Дворищенского собора. Он был в отличие от храма святой Софии княжеским, и, очевидно, в начале XIII века в него привезли из Владимира новый храмовый образ.

Святая Фотиния Деталь иконы «Николай Чудотворец», изображение на нижнем поле

Святая Фотиния Деталь иконы «Николай Чудотворец», изображение на нижнем поле

Композиционно он близок константинопольской мозаичной иконке XII века из собрания Киевского музея западного и восточного искусства. Интерес к личности мирликийского епископа во Владимире, вероятно, обусловливался и тем, что Мануил Комнин установил празднование памяти Николая 6 декабря официальным в Византии. Причиной быстрого признания святого на Руси, несомненно, послужила и слава о нем, как о «скором в бедах помощнике». Именно такого святителя чаще всего и писали русские иконописцы. В образе иконы из Новодевичьего монастыря выдвигается на первый план интеллектуально-духов-ное начало. Художник, по-видимому, во многом руководствовался примером образов апостолов в росписи Дмитриевского собора, особенно напоминавших экспрессивностью выражения, по определению И. Э. Грабаря, типажи Эль Греко и Тинторетто. Вероятно, не случайно, что в облике святителя есть нечто общее с лицом апостола Павла на Дмитриевской фреске. Писавший одну из самых первых на Руси икон Николая Чудотворца художник старался представить его человеком строгим, последовательным ревнителем христианства, суровым борцом с язычеством. Этими чертами характера святой Николай напоминал апостола Павла, который считался образцом принципиальности и духовной мощи и которого в противовес патрону папского Рима — апостолу Петру ставили покровителем восточнохристианской церкви.

О способности Николая Чудотворца быть «скорым в бедах помощником» напоминают, по-видимому, изображения, размещенные на полях иконы. Небольшие фигурки на полях, вероятно, написали уже по прибытии Константина в Новгород. Они служили украшению иконы наподобие ярких эмалей, столь распространенных на окладах византийских икон XII—XIII веков, а их подбор обусловливался молением о здравии матери Константина — Марии Шварновны, благополучном княжении в городе, где власть владимирского наместника противостояла боярской оппозиции. Центральным мотивом украшения полей служит Этимасия —- престол уготованный, символ Воскресения. Рядом фигуры целителей Космы и Дамиана, далее — «сродственники» русские святые князья Борис и Глеб, затем Флор и Лавр и святые жены. В начале XIII века все эти святые вряд ли были широко признаны в народной среде, даже в Новгороде. Почитание Бориса и Глеба, Флора и Лавра в то время было распространено преимущественно в кругах военной аристократии, у князей, но не простого люда, молившегося тайно и даже открыто старым славянским богам. Среди святых жен надписями обозначены Евдокия и Фотиния. Летописи сообщают, что «великий Всеволод» направил Константина в Новгород «в лето 6713 месяца марта в 1 день на память святыя мученица Евдокия», а прибыл он на княжение «месяца марта в 20, на память отца Никиты, в день недельный», когда празднуется и память мученицы Фотинии19, почитавшейся тоже исцелительницей «от зель-ныя, великия и лютыя болезни».

Источник: С.И. Масленицын - Живопись Владимиро-Суздальской Руси

Эта запись опубликована в рубрике Искусство, живопись, ремесло, литература и культура во Владимире и области. Тэги: , , , , . Bookmark the permalink.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>