Икона «Явление Богоматери Роману Сладкопевцу»

Явление Богоматери Роману Сладкопевцу

Г. И. Вздорновым убедительно доказана принадлежность искусству Владимиро-Суздальской Руси другой плохо сохранившейся миниатюры из рукописи «Троицкого Кондакаря», которая «даже в своем сильно поврежденном виде производит большое впечатление как изящными пропорциями представленных на ней фигур, так и своими красками». Установлено, что «писец Троицкого Кондакаря принимал участие в написании такой достоверно ростовской рукописи, как Апостол 1220 года».

В ранней публикации, посвященной миниатюре «Троицкого Кондакаря», Г. И. Вздорнов исходил из правильной предпосылки, что столичное искусство Владимира намеренно старалось следовать традициям константинопольской школы34. В новой работе он же, переатрибуируя миниатюру искусству Ростова, считает возмож-ным объяснить ее высокие художественные достоинства тем обстоятельством, «что ростовскую кафедру часто занимали греческие, а нерусские епископы».

Ссылка на епископов-греков не помогает ни выяснению природы искусства Ростова в первой четверти XIII века, ни тем более правильному прочтению композиции миниатюры в свете событий тех лет. Вернее предполагать, что сюжет «Явление Богоматери Роману Сладкопевцу», популярный в искусстве Константинополя и близкий по смыслу «Чуду явления Богоматери во сне Андрею Боголюбскому» больше импонировал не духовному, но светскому лицу, к тому же считавшему себя равным византийским императорам. И если чудо о явлении Богоматери Роману перекликается с известным фактом биографии Андрея Боголюбского, то оно вполне могло соответствовать и интересам его племянника — Константина Всеволодовича, любителя богато изукрашенных книг и ценителя красивой церковной службы.

Так как рука переписчика узнается в тексте книги, датированной 1220 годом, то наиболее вероятным временем изготовления «Троицкого Кондакаря» могут считаться 1215—1220 годы. Следует также отметить, что в рисунке архитектурных кулис, в манере разделки их форм декоративными деталями обнаруживается много общего с характером изображения подобных же деталей на архитектурных кулисах в другой ростовской по происхождению книге — в миниатюрах «Спасского Евангелия». Не был ли «Троицкий Кондакарь» изготовлен к освящению дворцовой Борисоглебской церкви в Ростове в 1218 году?

Источник: С.И. Масленицын — Живопись Владимиро-Суздальской Руси

Эта запись опубликована в рубрике Искусство, живопись, ремесло, литература и культура во Владимире и области. Тэги: , , . Bookmark the permalink.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>