Живопись времени новгородского, ростовского и великого владимирского княжений Константина Всеволодовича

Князь Константин Всеволодович Мудрый. Изображение на фреске в Архангельском соборе Московского Кремля. 1652-1666

Князь Константин Всеволодович Мудрый. Изображение на фреске в Архангельском соборе Московского Кремля. 1652-1666

Еще в молодые годы старшего сына «великого Всеволода» почтительно величали Мудрым. Он прожил тридцать три года, в 1205—1207 годах был князем Новгорода, в 1208—1216 — Ростова, а в 1216—1219 — занимал великое княжение владимирское. В некрологе летописцы называют Константина Всеволодовича, подобно Ярославу Мудрому и Андрею Боголюбскому, «вторым Соломоном».

Современники удивлялись пристрастию князя к книгам. Он собирал их «не щадя состояния», и в его библиотеке только греческих рукописей было больше тысячи. При дворе Константина Всеволодовича почетом пользовались «ученые мужи», занимавшиеся переводами иноязычных текстов. Сам князь владел несколькими языками, трудился над сводом русской истории, переписывался с «восточными патриархами» и получал от них в дар книги и ценные реликвии. Он дважды организовывал училища: первое открыл в 1207 году «на своем дворе» при церкви Михаила Архангела во Владимире, а второе — в 1212 году в Ярославле, в Спасском монастыре.

Константин Всеволодович построил много «прекрасных божиих церквей» во Владимире, Ростове, Ярославле и других городах, содействовал основанию монастырей. Он щедро одаривал храмы, «въображая чюдными въображении святых икон, исполняя книгами и всякыми украшении». Не менее книг князь любил живопись, и при его дворах постоянно находились не одни ученые и каллиграфы, но и опытные художники.

Занимая в 1205—1207 годах княжение в Новгороде, Константин Всеволодович имел при себе по крайней мере двух художников, прибывших с ним из Владимира. К работам этих мастеров можно отнести иконы «Успение Богоматери» из Десятинного монастыря и «Богоматерь Знамение» с изображением неизвестной святой на оборотной стороне из Зверина монастыря, а также фрески «Иов на гноище» в подцерковье Николо-Дворищенского собора и «Константин и Елена» на Мартирьевской паперти Софийского собора. Почерк их исполнителей позднее обнаруживается на иконах, созданных по заказу Константина Всеволодовича уже в 1216—1218 годах. Учитывая это обстоятельство, справедливо предположить, что оба художника переезжали со двором князя из города в город.

Летопись подробно описывает не только инвеституру старшего сына «великого Всеволода», но и его расставание с матерью — великой княгиней Марией Шварновной. Жена Всеволода, подобно «праведному Иову» в течение семи лет стойко переносила тяжелый недуг. Призвав к себе Константина, она завещала ему заботиться о младших братьях, а их просила чтить старшего «вторым отцом». Летопись дает такую характеристику Марии Шварновне и Константину Всеволодовичу: «от корени благаго благыи възрасте плодъ, яко Костянтинъ отъ Елены святыя провъсиа…тако и си блаженая новая Елено быти съ сыномъ Костян-тиномъ… подражающи …». Мария Шварновна умерла в основанном ею Успенском Княгинином монастыре во Владимире за день до прибытия Константина Всеволодовича на княжение в Новгород, 19 марта 1205 года. О смерти матери князь, видимо, узнал много позднее.

Такие произведения, как фигурки на полях иконы «Николай Чудотворец», икона «Богоматерь Знамение» для Зверина монастыря и фрески «Иов на гноище» и «Константин и Елена», были заказаны Константином Всеволодовичем мастерам вскоре по прибытии в Новгород, где он «нача ряды правити якожь пророк рече: судъ твои цареви дажь и правду твою сынови цареви…».

Источник: С.И. Масленицын — Живопись Владимиро-Суздальской Руси

Эта запись опубликована в рубрике Искусство, живопись, ремесло, литература и культура во Владимире и области. Bookmark the permalink.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>