Нашествие татар на Владимир

Продолжение. Предыдущая глава - Отъезд великого князя Георгия Всеволодовича из Владимира

Месяца Февраля в 3 день во Вторник за неделю прежде мясопуста, так начинает летописец скорбную повесть о нашествии татар на Владимир, придоша мно жество кровопроливец крестьянских, без числа яко прузи (Троицк. 222). Владимирцы накрепко заперли все городские ворота и с покорностью воле Божей ожидали своей участи. Всеволод и Мстислав Георгивичи вместе с опытным воеводой Петром Ослядюковичем с Золотых ворот наблюдали за движением врага и наблюдали устрашенных Владимирцев. Татары сначала уклонились от боя и требовали сдачи.

Они выделили из целой орды конный отряд, который и направили к Золотым воротам. «Где великий князь Юрий, в городе ли он», был первый вопрос их к Владимирцам. Но сии вместо ответа пустили на врагов стрелы. «Не стреляйте», кричат татары и выводят из средины орды Владимира Георгиевича. «Узнаете ли своего княжича», спрашивают они Владимирцев. Действительно, нелегко было узнать Владимира: так он изменился в лице от тяжкой неволи и туги сердечной. Князья-братья и народ не могли удержаться от слез, видя его изможденного, бледного, еле державшегося на ногах, но старались преодолеть скорбные чувства, чтобы не показать гордому врагу своего малодушия. Сам княжичь, не смотря на всю тяжесть своего положения, убеждал братьев своих не сдавать города врагам. «Не сдавайте города, братья мои, восклицал он им. Лучше мне умереть пред Златыми вратами за Святую Богородицу и православную христианскую веру, нежели быть воле их над нами». Ожесточенные варвары, услышавши сию смелую речь Владимира, тотчас растерзали его, лишь только несчастный страдалец успел произнести: «Господи Иисусе Христе! Прими дух мой, да и аз почию во славе Твоей».

Татары видя, что Владимирцы без боя не сдадут им города, расположили главный стан свой против Золотых ворот, тогда как другие части орды в несметном количестве окружили город со всех сторон. При виде таких приготовлений неприятеля, у Владимирцев не оставалось никакой надежды на спасение: каждый из них ждал себе или смерти, или позорного полона. Но от того они не впали в бездеятельное отчаяние: они рвались на битву со врагом и честную смерть на ратном поле предпочитали жизнь в постыдном рабстве. «Братья», восклицали княжичи своей дружине, «Лучше нам умереть пред Златыми вратами за Святую Богородицу и за веру православную, чем быть в воле врагов». Слова эти по сердцу были всем дружинникам: все рвались на бой с врагом веры и отчизны. Один только старый воевода Петр Ослядюкович воспротивился тому. Он видел, что поспешность военных действий принесет больше вреда Владимирцам, чем пользы, что неминуемая гибель дружины только скорее откроет татарам доступ в город, он мог надеяться, что задерживая наступательные действия врага, даст великому князю время собрать войско и явиться на выручку осажденным. «Сие все навел на нас Господь за грехи наши» говорил воевода, «как мы можем выйти против татар и противостоять такому множеству? Лучше нам сидеть в городе и, сколько возможно, обороняться против них». Послушались воеводы и, потерявши всякую надежду на свои силы, обратились к утешениям религии. И начаша, повествует летописец, молебны пети и рыдания слез проляша много ко Господу Богу и Пречистой Его Матери Богородицы.

Справка: Некоторые из летописей указывают и самое место пред Золотыми воротами, где татары первоначально расположили стан свой. Сташа станы на резмяни пред Золотыми враты (Ник. Изд. 1767 г. Стр. 374) на рамени (Татищев ист. Г.Р. Карамз т. III прим. 363), пред Златыми враты на зрием (Лавр. 197, Троицк. 222). Эти названия приличествуют той долине, которая находится между Дворянской улицей и Студеной горой, в расстоянии около 200 сажен от Золотых ворот и, протираясь до оврага к Стрелецкой слободе, как ремнем, опоясывает город с западной стороны, от чего вероятно, и улицы, лежащие на ней, называются ременниками. Могло быть, что вышедшее из употребления слово резмень изменилось на общеупотребительное ремень на литовско-русском наречии рамень (Корнеслов. Рус. Яз. Шинкевича стр. 39). Зриемо значит расстояние, какое можно обозреть глазами (слов И.А. наук т. IV, стр. 82). С Золотых ворот Владимирцам должен был быть виден весь стан Татарский, расположившийся в нынешних ременниках.

Следующая глава - Нашествие татар на Владимир. Сожжение Суздаля. Возвращение из Суздаля

Источник: Очерк истории города Владимира на Клязьме. Косаткин В. 1881 г

Эта запись опубликована в рубрике История города Владимира. Тэги: , , , , , . Bookmark the permalink.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>