Неудовольствия на Георгия Всеволодовича и междоусобные войны между братьями Всеволодовичами

Продолжение. Предыдущая глава - Восшествие на престол Владимирский Георгия Всеволодовича

Тревожные предчувствия Георгия не замедлили оправдаться самым делом. Разгневался на что-то на великого князя Святослав, один из младших братьев его, и ушел от него в Ростов к Константину. Сей последний не был на похоронах отца и не знал еще, что делалось во Владимире. Святослав первый рассказал ему о том. Константин, выслушав слова брата, воздвиг, по выражению летописи, брови свои на Георгия. Емули младшему сидеть на отцовском стое, сказал он, а не мне старшему? и начал собирать войско против Георгия.

Георгий предугадывал плачевный исход такого рода событий. Желая предупредить кровопролитие, он отказывался даже и от великокняжеского престола. Брате Константине, послал сказать ему Георгий, если ты хочешь Владимира, иди садись в нем, а мне дай Ростов, т.е. я сел на великокняжеском столе не по своей воле, как бы так говорил Георгий. Ты старший – тебе отец давал и первенство передо мной, но с тем, чтобы ты уступил мне Ростов. Но ты оказался тогда непослушным сыном. И вот волею отца и Владимирцев на великокняжеском столе – я. Не желаешь ли теперь исполнить волю покойного отца и чрез то загладить проступок свой против него? Я согласен оставить Владимир и переселиться в Ростов. Но Константин и теперь как при отце, был неизменен в своих желаниях – иметь при Владимире непременно и Ростов. Ты сиди в Суздале, ответил он брату. И вот не прошло еще года после смерти Всеволода, как уже начинается злая усобица в Ростовско-Суздальской земле. В силу клятвенного обещания Ярослав со своими Переславцами явился во Владимир на помощь великому князю, оба брата с войсками от своих городов направились на Ростов, своею поспешностью предупредили наступление на них Константина, дошли до самого Ростова и у реки Ишни (Векса) встретились с войсками противника. Летописи не рассказывают о ходе самой битвы. Но заметно, что верх остался за Владимирским князем, потому что не сила противника, но только свойство реки помешало союзным войскам вступить в самый Ростов, бе бо (река Ишня) грязна вельми, говорится, и про ее (через нее) нельзя поити Георгю и Ярославу к граду Ростову. Поход окончился целованием креста Константином и Георгием в знак мира и любви, не принеся существенной пользы ни тому, ни другому: каждый из детей Всеволода остался на тех же местах, на которых посадил их отец. Но мир был, как и следовало ожидать, только наружный. Спокойствие страны едва не было нарушено вторично в том же 1213 году. Владимир Всеволодович – Юрьевский почему-то не был доволен данным ему уделом и бежал из Юрьева в Волок, а отюсда в Москву, которая принадлежала тогда к владениям Владимирским. На сей раз Георгий сам отправлялся на съезд князей в Юрьев, на котором решено Святославу быть князем Юрьевским, Владимиру до времени Московским, а прочее все – по старому. Наступил новый 1214 год, который принес с собою новые беспокойства стране и новые междоусобия. Не говоря о ближайших причинах их, летописец повествует под названным годом: пакы зача Константин радь, отять у Горгя Соль великую (нынешний г. Солигалич), а Кострому пожже, а у Ярослава Нерохот. Прослышав о сих захватах Константина, Георгий и Ярослав снова ополчились против него. На сей раз пристал к ним уже и Святослав со своими Юрьевцами. Прежнею дорогую направились союзники со своими войсками прямо к Ростову, не развлекая сил на защиту своих владений, опустошаемых Ростовскими войсками. Константин не тою дорогую ждал противников и, ослабивши себя выделением части из своего войска для опустошения Костромских пределов, не мог дать отпора им. Георгий и на сей раз был столько великодушен, что не воспользовался бессилием противника и не отказал ему в просимом мире, - без всякого вознаграждения для себя, выговорил только у него согласие и помощь для изгнания Владимира из Москвы, в чем конечно не было отказано Константином. Братская любовь не допустила Георгия достойным образом наказать и Владимира за измену его. Подошедши с войсками к Москве, он послал сказать Владимиру: «еди ко мне, не бойся, аз убо тебе не снем, ты мне еси брат свой.». Сей вышел, по зову Георгия и получил от него в удел Переславль Русский, а Москва снова вошла в состав владений Владимирских. После сего на время прекратились кровавые сцены междоусобий в стране.

Следующая глава - Голод во Владимире. Уход епископа Иоанна. Разделение Ростовско-Суздальской земли на две епархии

Источник: Очерк истории города Владимира на Клязьме. Косаткин В. 1881 г

Эта запись опубликована в рубрике История города Владимира. Тэги: , , , , , . Bookmark the permalink.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>