Топонимика города Владимира

Владимир… В простом, казалось бы, имени этого города есть свои сложности. Летописи молачт о Владимире XI в. Это не удивительно, поскольку следует принять во внимание удаленность города и отсутствие местного летописания. «Неучастие» в официальной истории не мешало, впрочем, существовать уже в ту эпоху небольшому поселку, ставшему городом лишь с утверждением княжеской власти на берегах Клязьмы. О том, что Владимир не был основан непосредственно князем и не принадлежал к категории городов княжеских, говорит уже тот факт, что древнейшие городские церкви (Спаса, поставленная Мономахом, и Геогрия, поставленная Юрием Долгоруким) располагались вне древнего ядра Владимира; следовательно, там же находился и княжеский двор.

Город Владимир стоит на берегу реки Клязьмы. Многие исследователи пытались разрешить загадку названия реки, однако до достоверного результата еще далеко. Известный советский специалист по названиям рек, автор книги «Гидронимия бассейна Оки» Г.П. Смолицкая в одной из своих статей осторожно замечает, что в междуречье Ока – Клязьма, т.е. в Мещере, «фиксируются гидронимия, близкая к пермской и волжской ветвям угро-финских языков, а возможно, и к самодийским». Одним из типов субстратных речных названий в бассейне Оки, по словам Г. П. Смолицкой, является тип гидронимов, оканчивающихся на формат –ома, -ема; при этом существуют две его разновидности – собственно на –ома, ема и на «согласный +-ма»: реки Крестома, Кижтома, кучева, Турдома и другие, Возехма, Ехтурма, Клязьма, Ухтохма и другие (см. Смолицкая Г. П. Субстратная гидронимия бассейна Оки. – В кН.: Ономастика Поволжья, вып. 3. Уфа, 1973, с. 244, 249). Однако другие ученые, как, например, доктор филологических наук А. К. Матвеев, ставят под сомнение наличие форманта –ма.

Первое упоминание о Владимире относится к налачу XII в., когда княжеские усобицы вспыхнули с новой силой. Даже в удаленных от спорных городов и территорий, суздальских землях было неспокойно. В 1107 г. здесь сошлись рати сына Владимира Мономаха – Мстислава и печально известного зачинщика многих усобиц – Олега Гориславича. За спиной Олеговых войск осталось пепелище Суздаля. Хотя его рать и потерпела поражение в местности Кулачки под Суздалем, в это время особенно заметной стала слабость и незащищенность суздальско-черниговского пограничья. Летописи под 1108 г. повторяют, что «того же лета свершен быст град Владимир Залешьский Володимером Мономахом…» (см. Полное собрание русских летописей, т. XX, с. 103), «Поставил град Володимер Залешьский в Суждальской земле и осыпа его спом и созда церковь первую святого Спаса…» (см. Новгородская первая летопись. М.-Л., 1950, с. 467) и.т.д.

Казалось бы, история возникновения названия города объясняется легко: Владимир Мономах называет построенную, а быть может, и основанную им крепость своим именем. Володимеръ – «город Владимира». С точки зрения структуры топоним представляет собой слово, указывающее на принадлежность – посессив. Топонимы на –jъ- это наиболее древние типы, характерные для названия славянских городов. Сам же формат -jъ- был унаследован еще от праиндоевропейской эпохи и проявляется в древнейших записях.
Однако уже в середине XII в. в связи с возвышением города летописные сообщения получают приписку: «…а заложи его (город Владимир. – М.Г., В. Д.) бо прежде Владимир Киевский» (см. Полное собрание русских летпоисей, т. I, стб. 378). Стремясь подчеркнуть значение своего города, владимирский летописец не преминул добавить об основателе города «великом Владимире» и в рассказе о победе владимирцев над ростовцами в 1176 году. О каком же князе – Мономахе или его прадеде Владимире Красное Солнышко – хранит в себе память названия города? На этот счет долгое время велись серьезные споры. К сегодняшнему дню большинство ученых считает, что это был Владимир Мономах. Но как знать, может быть новые исследования вернут «приоритет» Владимиру «великому»?

Упоминание о Владимире Мономахе заставляет нас вспомнить и о знаменитом венце русских царей – шапке Мономаха.

Откуда пошло прозвище князя Владимира, давшего начало роду Мономашичей, к которому принадлежали и московские великие князья? (Известно, что существовала легенда о передаче византийскими императорами русским князьям прерогатив императорской власти.)

Сам Владимир о своем происхождении так написал в «Поучении»: «Аз худый дедом своим Ярославом благословленным, славным, нареченный в крещении Василий, русьскымъ именем Володимир, отцем възлюбленым и матерью своею Мъномахы (т.е. матерью своею из рода Мономахов)…» (См. Памятники литературы древней Руси. М., 1978, с. 392). Если бы мы захотели записать имя основателя Владимира по полной анторопонимической формуле, то получилось бы следующее: Владимир Василий Всеволодич-Андреевич Мономах. То, что князь носил двойное имя, было не удивительно, поскольку не прошло еще и ста лет со времени принятия христианства. Русские князья носили кроме имен, данных при крещении, еще и «мирские» - старые славянские языческие – имена. Очень часто русского князя могли именовать и по прозвищу или имени деда. Так было и у князя Владимира. Его матерью была княгиня Анна – дочь византийского императора Константина Мономаха. Ее брак с князем Всеволодом был не только одним из условий мирного договора с Русью. Он придавал несколько иной характер заключенному соглашению: военная контрибуция превращалась в приданное. Таким образом в состав военной добычи русских попало имя византийского императора, которому было суждено пройти через века русской истории и превратиться в одной из идеологических обоснований самодержавной власти московских царей.

Следует отметить, что прозвище Мономах вполне подходило для византийского василевса. В переводе с греческого оно означает «единоборствующий, единоборец». Оправдал его и внук Константина Мономаха – Владимир, который почти всю жизнь провел в походах и в борьбе как бы на два фронта: со степняками-половцами и с двоюродными братьями-князьми за киевской великокняжеский стол.

Говоря об употреблении в X-XI вв. у восточных славян для личных названий имен церковных и имен мирских, бытовых, известный советский языковед профессор А.М. Селищев отметил: «Для X-XI веков можно полагать, что в быту обычно применялось мирское имя (разрядка А.М. Селищева. – М. Г., В. Д.). В княжеской среде оно имело специфический оттенок княжеской принадлежности, в противоположность общецерковным именам. «Родился у Игоря сын, и нарекоша имя ему в крещеньи Андреян, в княжее Святослав» (1177 г.); «Нарекоша имя во святем крещеньи Полагея, а княже Сбыслава» (1179 г.). Состав «княжих» имен в X-XI веках был ограничен. Это были чаще всего имена сложные со второй частью на –слав, -полк, -волод: Брячислав, Вячеслав, Изяслав, Мъстислав, Ростислав, Святослав, Ярослав, Святополк, Ярополк, Всеволод, а также имена Володимер, Олег, Игорь» (см. Селищев А.М. Избранные труды, с. 106-107). Благодаря этому явлению основой названия города на реке Клязьме стало не церковное, а мирское имя князя Мономаха.

Немного об имени Владимир. Тот же А.М. Селищев писал, что сложные имена лиц древнего происхождения были те, что несли в своем составе вторую часть –бог, -жир, -мер или –мир и др. В именах Володимер, Володимир, Володислав можно выделить в качестве первого компонента основу глагола «володе-ти». Это наиболее известная информация о личном имени Владимир. Наиболее известная, но не единственная. Откроем страницы «Справочника личных имен народов РСФСР», вышедшего в 1979 году, под редакцией доктора филологических наук А.В. Суперанский. В этом словаре имя Владимир названо старым календарным русским именем; о происхождении же сказано, что оно, очевидно, связано с древнеславянским Владимер, которое в свою очередь может быть заимствованным из древнегерманского Вальдемар. Имя Владимер в справочнике определяется как староболгарское и образованное «от основ со значением владети + слава». С другой стороны об имени Вальдемар говорится следующее: «Вальдемар нем. Waldemar (из др.-герм. Waltan – царить, господствовать + славный, знаменитый)… англ. Waldemar Валдемар… ср. рус. Владимир, Владислав» (см. Справочник личных имен народов РСФРС. М., 1979, с. 388). Таким образом, составители этого словаря хотят подвести читателя к мысли, что русское имя Владимир может оказаться по своему происхождению древнегерманским, но переосмысленным, «переплавленным» древними славянами. По этому поводу мы можем сказать, что у древнерусских князей действительно было немало германских личных имен, однако имя Владимир вполне четко входит в славянский ряд Властимир, Мутимир, Звонимир, Велимир, Бранимир, Светомир и в ряд Владислав, Владигер и другие.

Со времен Андрея Боголюбского город Владимир, подобно князю, имя которого он носил, начинает претендовать на первенство сначала в Залеской земле, а затем и на Руси. Потеснив Киев, Владимир, однако, во многом ему подражает. Так, например, по аналогии с южной столицей притоки Клязьмы во Владимире получают наименования Лыбедь, Рпень (Ирпень) и Почайна. А когда князь расширил укрепления города – «град заложи болший», главные ворота Владимира получают название Золотых. Хотя киевское влияние в данном случае следует считать несомненным, внешний вид ворот вполне отвечал их наименованию: верхи ворот были обиты дорогой аравийской медью, вызолоченной паровым золотом. Были во Владимире и Медные и Серебряные ворота (к последним приводила дорога из Суздаля).

Названия ворот и частей города, частей его укрепленных участков упоминаются в многочисленных источниках, например, в подробном сообщении летописи о штурме города татарами в феврале 1238 г.: «…от Золотых ворот у Старого Спаса внидоша по примету черес город, а сюде от северные страны от Лыбеди ко Орипиным воротам, и тако вскоре взяша Новыи град… и вси людье бежаши в Печернии город» (см. Полное собрание русских летописей…, т. I, стб. 463).

Таким образом, перед нами упоминание о двух литниях укреплений: внутренняя – Печерний город (его именовали иногда и Средним городом) и внешняя – Новый город с четырьмя воротами, расположенный к западу от Печернего. Удовлетворительного объяснения топонима Печерний город пока нет. В центральной части Владимира никаких пещер (печер, печор, ср. город Печоры и Псковской области) не существуют. Правда, в крепости Мономаха было много белокаменных построек, а белый камень добывался в печорах, образовавшихся в толще известняковых пород. Однако такая версия выглядит малоубедительной. Могло быть по-другому. Как это часто происходило в русской топонимии, основой славянского географического названия мог стать уже существовавший топоним субстратного происхождения. Предположим, урочище на берегу Клязьмы, на место которого был впоследствии построен город Мономаха, до этого могло иметь определенное название. В таком случае следует искать финно-угорские параллели. Поскольку в этих местах в древности находился большой сосновый лес, возможна связь с основой сосна (ср. мордов. Пиче, финн.-суоми petaja). Однако, повторяем, удовлетворительной этимологии для названия Печерний город (которая была бы обоснована и с исторической стороны) пока нет. Проще обстоит дело с топонимом Новый город. Эти укрепления, построенные в 1158-1165 гг., действительно были новыми по отношению к городу Мономаха.

В состав города уже в XII-XIII вв. входила и территория к востоку от Печернего города. Летописи не говорят о владимирском посаде, но в актах XV-XVII вв. мы встречаемся с Ветшаным городом или Старым острогом. Некоторые исследователи считали, что эта часть Владимира в XIII-XIV вв. вообще не имела укрелпнеий. Однако сам топоним Ветшаный (Ветшаной, Ветчаный), т.е. «ветхий», «старый», служит указанием на древность этих укреплений, вероятно запущенных в связи с падением роли Владимира, когда первым городом страны стала Москва. (Ср. употребление прилагательного ветшаный, ветчаный в текстах летописей, когда речь шла об укрелпениях в других городах: «Князь велики Михайло Александрович Тверский…ветчаную стену у града Твери повеле рушити…» (См. Полное собрание русских летописей…, т. XI, с. 158).

В более поздние времена, подобному тому как на заре своей истории Владимир заимствовал ряд топонимов из Киева, он начал использовать и московские теопонимы. В XVII-XVIII вв. город делился уже на Кремль (бывший Печерний город), Белый город (Ветшаный) и Китай-город (новый). Наряду с этим западная часть Владимира часто именовалась Земляным городом, а восточная – Посадом. Существовала еще одна линия укреплений. В конце XII в. она отделила новый княжеский дворец с Дмитриевским собором и епископский дворец с Успенским собором от остального Владимира. Летописи указывают, что в 1194 г. князь Всеволод Юрьевич «заложи… детинец: во граде в Володимери» (см. Полное собрание русских летописей…, т. I, стб. 411). Каменные стены детинца, исследованные Н. Н. Ворониным в ходе археологических раскопок, должны были защищать князя не столько от внешних врагов, сколько от мятежных горожан. Так впервые в нашем историко-топонимическом путешествии по «Золотому кольцу» России встретился термин детинец, имеющий значение «внутренняя крепость, кремль». Относительно часто употреблявшийся и домонгольской Руси, он практически выходит из употребления уже к XV в.

Источник: М. В. Горбаневский, В. Ю. Дукельский — По городам и весям «Золотого кольца».

Эта запись опубликована в рубрике История города Владимира, Топонимика городов и улиц Владимирской области. Гидронимы. Тэги: , , , , . Bookmark the permalink.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>