Топонимика Владимирских улиц

Преобладающая часть городских топонимов, или, как их называют, урбанимов, — названия улиц. Первоначально эти названия никто официально не устанавливал, так же, как не было необходимости в строгой планировке возникающих городов. Строили дома, как было удобно, как диктовали условия местности — вдоль наезженной дороги, вдоль оврага, возле насыпного вала. Улочки древних городов, как видно из дошедших до нас планов, обычно — узкие, в один или два порядка, кривые, площади — маленькие. Таким был первоначально и Владимир. Долгое время единственной большой и достаточно прямой была в нем центральная улица, совпадающая в основном с нынешней улицей III Интернационала.

Названия улиц рождались не сразу. В старинных документах мы встречаем названия, еще мало напоминающие имена собственные: «в кремле-городе подле соборной церкви на церковной земле», «идучи от торгового мосту по левую сторону подле земляного валу», «под городом в осыпи за торговой площадью к Лыбеди идучи», «на посаде за Ивановскими воротами в осыпи» и т. д.

Некоторые определения с течением времени исчезли, уступив место более точным признакам места, другие постепенно превратились в названия улиц. Когда это случилось, сказать трудно. В документах начала XVII века встречаются одновременно обе категории топонимов: и перечисленные выше, и уже вполне сложившиеся. Так, упоминаются улицы Большая, Дмитриевская, Здвиженская (Воздвиженская), Троицкая, Шаровская, Стрелецкая. В более поздних документах —улицы и слободы: Спасская, Никольская, Царицынская, Богородицкая, Гончарная, Боровок, Быковка.

Не требуется особенных усилий, чтобы установить основные признаки, которые легли в основу этих наименований. В первую очередь, это церкви, по названиям которых получали имена лепившиеся к ним улицы. Естественно, что в городе, сплошь застроенном маленькими, часто полуземляночного типа домами горожан, высокое, стройное здание церкви выделялось заметным ориентиром.

Здесь же прослеживается и другая традиция, которая в средние века имела распространение во всех европейских городах. Обычай предписывал людям, занятым одинаковым ремеслом, селиться вместе. В этом случае ремесло жителей давало название улице или слободе. Так возникли во Владимире слобода Гончарная, улица Плотничная.

Слободы начали появляться в XV— XVII вв., когда городские укрепления уже не могли вместить растущее торговоремесленное население. Одна из них — Варваринская, Варваровка, Варварка — возникла в XV в. в связи с присоединением Новгородского княжества. Потерявшие независимость новгородцы выводились из своих вотчин и переселялись в восточные уезды государства. Во Владимире они были поселены за Лыбедью, где образовали небольшую слободу. Построенная там церковь святой Варвары дала имя всей слободке. Выше по течению Лыбеди, по обе ее стороны, жили в своих слободах стрельцы и пушкари. На московском конце города, за Золотыми воротами, находилась Ямская слобода. Ямские слободы стали возникать в Русском государстве с XVI века, когда на важнейших дорогах были поселены ямщики. Это были крестьяне, освобожденные от всех налогов и повинностей и обязанные вместо этого возить разные грузы и людей до ближайшего яма, т. е. постоялого двора.

Расстояние между ямами составляло 60—70 верст. Владимирский ям был вторым по величине после московского. Служба была тяжелая, но ямщики пользовались и некоторыми льготами. Они имели огороды, пашни, луга, леса, держали лавки в самом Владимире, вели бойкую торговлю на крупных ярмарках, а богатый владимирский ямщик Павлы-гин построил на свои средства каменную церковь Николы-Галейского на южной окраине города.

Первоначально, когда город был еще мал, ямщики селились сразу за Золотыми воротами (ныне ул. Большая Московская). Основали здесь слободу переселенные из суздальской Михайловской слободы 15 семей ямщиков, когда в конце XVI века был создан Владимирский ям. В XVIII веке после пожара слобода была возобновлена на новом месте. Она начиналась за Студеной горой. От города еще в конце XIX века ее отделял шлагбаум с двумя каменными столбами заставы екатерининских времен.

К северу от Ямской начиналась Солдатская слобода, к концу XIX века объединявшая под своим названием несколько улиц. С южной стороны к Ямской слободе примыкал глубокий овраг Чертовье, с которым связывалось у владимирцев множество таинственных преданий, и слобода Быковка, упоминаемая в документах с XVII века. Название это слободка получила благодаря своему местоположению на трех косогорах крутого откоса, напоминавших своей формой так называемые «быки», т. е. устои против льдин на реках.

Исследователи отмечают известный схематизм в наименовании главных улиц губернских городов, где обязательно были Царицынская, Дворянская, Московская (а в некоторых городах Николаевская, Александровская). Не избежал этой схемы и Владимир.

Царицынская слободка (позднее улица) упоминается еще в документах XVII века. Московская улица — тоже одна из древних; она совпадала с осевой магистралью, которая шла от Золотых ворот по направлению к соборам, откуда уже под названием Нижегородской — дальше. Для наименования их обеих употребительно было общее название Большая улица, существовавшее, как видно из писцовых книг начала XVII века, издавна. Видимо, в более близкое к нам время два конца улицы получили имена по названиям дорог, которые служили их продолжением и вели в Москву и Нижний Новгород.

Дворянская улица, в свое время одна из красивых улиц города, была построена в XVIII веке на месте сгоревшей Ямской слободы, начинавшейся сразу за Золотыми воротами. Это была в то время одна из немногих улиц, обстроенных большими каменными домами в один ряд. На другой ее стороне раскинулись вишневые сады.

К Дворянской примыкала группа улиц, близкая ей по характеру названий, в которых отразился социальный состав дореволюционного Владимира — города мещан, чиновников, духовенства: Большая и Малая Мещанские, Подъяческая, Жандармский спуск.

Московская и Нижегородская имели близких родственниц в именах улиц, продолжением которых служили дороги, связывающие Владимир с соседними городами: Муромская, Переславская, Суздальская, Юрьевская. Эта традиция также издавна существует во всех городах мира.

Еще раньше возникли названия, в основу которых легли физико-географические условия местоположения улиц. Группа улиц с такими названиями, как Подгорная, Нагорная, Ильинская-Покатая, Студеная Гора, Годова Гора, живо передают особенность владимирского рельефа. Ту же особенность подчеркивает классификация топонимов, среди которых значительную часть составляют спуски: Владимирский, Ерофеевский, Муромский, Варваринский.

Обилие садов, зелени, красивых — «красных» — уголков в городе отмечено такими названиями, как Красная, Садовая, Зеленая (в дореволюционном Владимире была
целая группа Зеленых улиц и переулков: Большая и Малая Зеленая, Зеленый Ильинский переулок). В не столь далекие времена близко к городу подходили леса. Воспоминанием о них остались названия улицы Сосенская (или более употребительное Сосенки) и, как полагают некоторые краеведы, Ременники; этот топоним они производят от слова «раменье», славянского слова, означавшего окраину леса, поросшую кустарником.

К серии топонимов, связанных с водой, относилось и название улицы Летнепере-возинской, по месту перевоза через Клязьму. Подобным образом названы нынешние улицы Нижне-Лыбедская и Верхне-Лы-бедская, Почаевская, Рпенский проезд.

Значительная часть улиц получила, как уже упоминалось, названия по имени многочисленных приходских церквей и монастырей Владимира. Так, близ Ильинской церкви в начале XX века было 7 Ильинских улиц, возле Троицкой — 7 Троицких, а также улица Рождественская близ Рождественского монастыря, Воскресенская у одноименной церкви, Княгининская и Девическая недалеко от Княгининского монастыря и т. п. Центральная площадь города называлась Соборной.

Традиционными для дореволюционного города были Грабиловка и 1-я и 2-я Щемиловки, расположенные на его окраине.

Очень ценными топонимами являются те, которые показывают постепенный рост города на протяжении многих десятилетий и даже веков. Так, в черте Владимира до настоящего времени сохранилось название Всполье (раньше — Поле), бывшее когда-то окраиной.

Рост города в советское время отмечен названиями таких улиц, как Восточная, Западная, Южная, Северная — они еще недавно очерчивали границы города. Советская эпоха внесла много новых топонимов, заменив в первую очередь сословно-религиозные термины.

События революционной эпохи отразились прежде всего в переименовании центральной площади в площадь Свободы, улицы Большой Московской и части Нижегородской в улицу III Интернационала (1918 год), остальной части Нижегородской — в улицу Фрунзе (1925 год).

Значительная часть улиц Владимира была переименована в 1927 году в ознаменование 10 годовщины Октября. Исчезли типичные для старого города Царицынская, Дворянская, Грабиловка, Щемиловки, Тюремная, Безымянная, Воскресенская, Петропавловская и другие.

Топонимика обогатилась понятиями, связанными с новой эпохой: улицы Первомайская, красноармейская, Комсомольская, Красномилицейская, Красный профинтерн и т.д.

Значительная часть улиц получила названия в честь видных деятелей партии и государства, международного рабочего движения, писателей, композиторов, художников.

Многие улицы названы именами выдающихся уроженцев и деятелей города и края.

К концу прошлого века Владимир насчитывал немногим более 100 улиц. Ныне в городе 500 улиц. Впервые в городе возникли проспекты - большие широкие магистральные улицы; одному из них присвоено имя В.И.Ленина, другой назван Октябрьским.

Источник:

Интересное о крае. Люди, история, жизнь, природа Земли Владимиркой. Верхне-Волжское книжное издательство, г. Ярославль, 1973

Эта запись опубликована в рубрике Топонимика городов и улиц Владимирской области. Гидронимы. Тэги: , , , , . Bookmark the permalink.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>