Сказание о князьях владимирских. Часть 1. Глава 2

Обратимся прежде всего к той редакции, которую мы условились (несколько предваряя результаты нашего анализа) называть второй. Именно в такой последовательности, — проанализировав сначала вторую редакцию, а затем уже первую, — будет удобнее всего выяснить их взаимоотношения, чтобы далее перейти к рассмотрению произведения, которое легло в основу «Сказания». Так, переходя от более поздней редакции к более ранней, легче всего будет вскрыть движение текста «Сказания». Текстологическая работа над редакциями «Сказания», которую мы продолжим затем на целом ряде произведений того же круга, приведет нас к решению многих основных вопросов литературной судьбы «Сказания», к выяснению причин его возникновения, его идейного содержания, связи с историческими событиями и влияния на политическую действительность XVI в.

Всех списков, относящихся ко второй редакции, — двенадцать. Из них один список имеет некоторые индивидуальные особенности, поэтому о нем приходится говорить особо.

За основной список второй редакции принят нами список Государственного Исторического музея из собрания Синодального, № 792 (X).1 Этот список помещен в сборнике, написанном одним почерком — полууставом третьей четверти XVI в. Водяной знак — кувшинчик. На полях, на лл. 1—7, скорописью XVI в. написано: «Летописец аркадевьской, в нем же царское поставление, Кирилова монастыря Белозерскаго». Содержание сборника: л. 1—Летописчик вкратце; л. 2 — Сказание о князьях владимирских; л. 10 — Чин поставления на великое княжество (чин венчания на царство Ивана IV); л. 42 — Список с грамоты московского митрополита Алексея; л. 47 — Ярлыки ордынских царей, данные русским митрополитам; л. 53— Повесть о Царе-граде; л. 60 — Сказание о создании св. Софии цареградской; л. 81 об. — Продолжение повести о Цареграде; л. 122 — Повесть о Казарине; л. 125 — Слово Максима Грека. Заголовки «Сказание. ..» и «Поставление...» написаны киноварью.

Принять список X за основной заставляет ряд причин:

1) список один из ранних — писан почерком XVI в.;

2) он содержит полный текст «Сказания», начиная с названия и кончая заключением о кончине Владимира Мономаха;

3) по сравнению со всеми остальными списками второй редакции текст этого списка наиболее сохранившийся.

Сопоставление данного списка с другими списками рассматриваемой редакции дает следующие результаты. Он имеет очень незначительное количество пропусков. В одном предложении выпущены слова «и милитинского и стратига антиохий-скаго», но эти пропущенные слова написаны на полях тем же почерком, что и остальной текст. Очевидно, писец, переписывая текст, пропустил эти слова, а потом, заметив свою ошибку, приписал их на полях. Такое предположение дает возможность восстановить пропуск, тем более, что в рукописи тем же почерком отмечено то место текста, где сделан пропуск, и текст этого места с включением пропуска совпадает с соответствующим текстом других списков. Кроме того, два раза выпущено имя «Владимер» в словах «отряжает убо послы к великому князю Владимеру Все-володичю» и «И с того времени князь великий Владимер Всево-лодичь наречеся Манамах». Это имя также легко восстанавливается в тексте, так как в большинстве списков оно сохранилось. Существенных расхождений с остальными списками второй редакции, которые были бы свойственны одновременно всем спискам этой редакции, у списка X нет. Отступления от текста основного списка в остальных списках по большей части представляют различные варианты изменения текста. Описок смыслового характера, т. е. таких, которые заставляли бы думать, что в других списках текст правильнее, в списке X нет, за исключением одной. В словах «постави царя над Индеею во Иерусалиме» безусловно есть смысловая описка. Это подтверждается сравнением текста списка X с другими списками «Сказания». Так, в списке из собрания Троице-Сергиевой лавры, 1\гс 740 (У), стоит вместо «Индеею» слово «Июдеею»; последнее слово подходит по смыслу и поддерживается тем чтением этого места, которое дает первая редакция (см. тексты, стр. 188). Правильное написание слова есть только в одном списке. Это заставляет думать, что ошибка, очевидно, была сделана еще при составлении второй редакции, а в списке У была уже только исправлена. Несущественных описок в списке X очень небольшое количество. Сравнение со всеми остальными списками данной редакции дает возможность это установить. Так, в разбираемом нами списке написано «пооблагода» вместо «пооблада», «кекесаря» вместо «кесаря», «Египетр» вместо «Египет», «Не-ктанавола» вместо «Нектонавова», «адом» вместо «ядом», «дано» вместо «дань», «чепо» вместо «чепь». В отношении одного слова, читающегося по-разному в списке X и в других четырех списках второй редакции, трудно сказать, где оно написано правильно и какое слово стояло в протографе. В списке X написано «богоразсудныи», в списках Ч, Е, Ж, Я—«благораз-судны».

Итак, незначительное количество искажений текста в списке X, а также полнота его дает возможность считать этот список одним из лучших и наиболее близким к протографу рассматриваемой редакции.

Теперь возникает вопрос о взаимоотношении списков второй редакции и о связи их со списком, избранным за основной.

Источник: Сказание о князьях владимирских (1955) Дмитриева Р.П.

Эта запись опубликована в рубрике История Владимирской области. Тэги: , , , , . Bookmark the permalink.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>