Сказание о князьях владимирских. Часть 1. Глава 23

Таким образом, в списке Ш своеобразно соединены обе редакции, а приведенный в конце рассказ об отпадении римской церкви дан по «Посланию» Спиридона-Саввы. Кроме того, как мы видели, в тексте списка Ш имеются добавления, которые присущи только этому списку. Предположить, что из списка Ш были выделены в дальнейшем две основные редакции «Сказания», нельзя, так как особенности двух редакций хорошо видны по другим спискам. После «Сказания» в рукописи следует без заглавия текст родословия литовских князей, который обычно помещается после «Сказания» первой редакции.

Кроме охарактеризованных двух списков, удалось обнаружить еще четыре списка с особенностями, по которым их нельзя причислить ни к первой, ни ко второй редакции «Сказания о князьях владимирских». Особенность этих четырех списков заключается в том, что текст «Сказания» разбит в них на эпизоды и включен по частям в состав летописи или родословия в тех местах, где он подходит по изложению событий. Происхождение всех этих списков безусловно вторичное: они не представляют новой редакции, а следуют за той или другой редакцией с некоторыми изменениями. Связь и зависимость между этими списками установить трудно.

Текст одного из таких списков «Сказания» вставлен в родословную книгу Государственной Публичной библиотеки в Ленинграде из собрания Вяземского, шифр Б XXI (17). Родословная книга, писанная скорописью XVII в., составлена из нескольких рукописей. «Сказание» помещено во второй рукописи, которая начинается с л. 39. Начало «Сказания» отсутствует. Оно, очевидно, утеряно с первыми листами рукописи. Изложение ведется с середины текста, со слов «цкой 1 смерть прият, нежели пленницею приведеной быти в Рим», и следует до слов: «Князь же Рурик прииде». Затем помещен текст родословной, который начинается словами: «Летописец избранный и вкратце. В лета 6370 по прошению Гостомыслову прииде ис Пруские земли, сиреч из немец, князь Рюрик да з ним два брата его Трувор да Синеус да племяник ево Олег. И сяде Рюрик на Новегороде Великом, а Синеус на Белеозере, а Трувор в-Ызборце...». Текст родословной продолжается до рассказа о Владимире Мономахе. С л. 41, где говорится о Владимире Мономахе, текст возвращает нас к «Сказанию» со слов: «От великого князя Владимира четвертое колено». Подзаголовок «Поставление... здесь отсутствует, изложение ведется до л. 42 об. и оканчивается так же, как в списках первой редакции. Сразу же после текста «Сказания» помещен текст родословия литовских князей, тот самый, который следует после большинства списков «Сказания» первой редакции. Можно предположить, что писец, когда писал родословную книгу, имел перед собой текст «Сказания» первой редакции. Он использовал первую часть «Сказания» как вступление к родословию великих князей русских и довел изложение до Рюрика. После этого он стал переписывать текст самого родословия и довел изложение до Владимира Мономаха. Дальше составитель вставил вторую часть «Сказания», но не остановил изложения на Владимире Мономахе. Обычно «Сказание» первой редакции кончается рассказом об отпадении римской церкви, а далее следует родословие литовских князей. Все это именно так было внесено в рукопись после рассказа о Владимире Моно-махе. Затем составитель продолжил изложение родословия, которое закончил на л. 51 об. словами: «У царя и великого князя Ивана Васильевича всея Русии дети царевич Дмитрей, да царевич Иван, да царевич и великий князь Федор Иванович всея Русии, да царевич Василей млад умре». Далее составитель поместил родословие «турских царей».

Источник: Сказание о князьях владимирских (1955) Дмитриева Р.П.

Эта запись опубликована в рубрике История Владимирской области. Тэги: , , , , . Bookmark the permalink.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>