Воздвижение каменных домов во Владимире

Памятники архитектуры Владимира XVIII - начала XIX века

Памятники архитектуры Владимира XVIII - начала XIX века

Владимир веками был городом деревянным. Только церковные строения, да и то не все, воздвигались из камня. Вот какие слова записал в 1768 году в дневнике доктор Академии наук адъюнкт Иван Лепехин: «... Во Владими­ре находилось до 25 церквей и 2 монастыря. Строение города самое простое и деревянное».

Деревянный город не раз становился жертвой огня. Особенно большие пожары, отмеченные в летописях, Владимир пережил в 1185, 1193, 1199, 1214, 1229, 1238 годах. И позднее огненная стихия являлась сюда непро­шенным гостем. Но, несмотря на стихийные невзгоды и на утрату столичного назначения, город все же продолжал жить, вновь и вновь возрождаясь из пепла пожарищ, заботливо сохраняя памятники своей истории.

Шли годы... Город все больше старел и рушился. Наконец, в 1719 году огонь уничтожил почти всю центральную часть древней застройки — деревянные осадные дворы и церкви. Зияющие пустыри пепелищ, как и раньше, были скоро застроены, а наступивший век наложил при этом свои особенности: на месте сгоревших деревянных церквей вырастали новые и непременно каменные.

К чести строителей того периода, надо отметить, что построенные ими многочисленные храмы, в сочетании с каменными же колоколенками, образовывали своеобразные архитектурные композиции, удачно вписывающиеся в самобытный силуэт города, дополняя и обогащая его новыми формами.

Так, на юго-западной окраине в 1724 году, заменив свою старенькую деревянную предшественницу, белым парусом над зелеными волнами садов поднялась каменная церковь во имя Вознесения Христова. Она положила начало и другим каменным постройкам XVIII века. Словно соперничая между собой, появились в разнообразных барочных нарядах: Николо-Галейская церковь (1735), Троицкая (1740), Борисоглебская (1755), Николо-кремлевская (1761), Знаменская (1770), Ильинская (1773), Богословская (1775), Мироносицкая (1776), Сергиевская (1779) и другие. Но, пожалуй, самой нарядной получилась Никитская, эффектно поставленная в 1765 году, вблизи Княгинина монастыря.

Несмотря на усиленную обстройку города каменными культовыми зданиями, жилые дома по-прежнему строились деревянными. Исключение составил лишь архиерейский дом, сооруженный в 1749 году в стиле раннего барокко.

Поводом к архитектурному обновлению города явилось учреждение в 1778 году Владимиро-Костромского наместничества. Власти Владимира, желая скорейшим образом придать наместническому центру наиболее достойный вид, вскоре издают категорическое постановление, прямо указывающее на новый характер застройки, «... повелено тем лицам, которые не в состоянии строить дома каменные на Большой Нижегородской улице в Кремле и в Китай-городе (ныне улица III Интернационала — В. Г.) продавать свои деревянные дворы людям зажиточным, а самим строить в белом или земляном городе (за Ивановским мостом) по Указу деревянное строение, а которые не продадут в указанный срок, то те места отдавать челобитчикам на мену их».

Тогда же начал работу первый владимирский наместнический архитектор Николай фон Берк. Он спроектировал первые деревянные казенные постройки дом наместника, дом губернатора, здание присутственных мест и некоторые другие. Эти строения фон Берк предполагал разместить в бывшей княжеской части Владимира, правда, уже не на месте дворов Юрия Долгорукого и Андрея Боголюбского, поскольку весь участок южнее глав­ной улицы был занят монастырями, а в северо-восточном углу Нового города. Тем самым он, видимо, желал продолжить историческую градостроительную традицию.

Однако первоначальные строительные замыслы осуществлены не были, их оттеснила более грандиозная задача — коренная перепланировка города. В соответствии с Указом Екатерины II «О сделании всем городам, их строе­нию и улицам специальных планов по каждой губернии особо» местному архитектору предписывалось разработать черновой вариант «прожектного» плана регулярной застройки, который затем предстояло отослать в Петер­бург для корректировки и утверждения.

Таким образом, первый план городу Владимиру был разработан и утвержден 31 марта 1781 года. В отличие от многих проектов, созданных в то время, «прожектный» план Владимира решен не стандартно, и в этом нужно отдать должное прежде всего фон Берку, который с большим уважением отнесся к историческим местам города, подчиняя им новую планировочную схему.

Главная магистраль, застроенная позднее по берковскому плану, не изменившая своего положения, через отходящие от нее прямые улицы, открыла виды на величавый архитектурный ансамбль Княгинина монастыря и на отдельно стоящие церкви: Никольскую, Спасскую, Георгиевскую, Троицкую. Благодаря такой планировке город как бы раскрылся, стал просторнее и светлее.

Памятники архитектуры Владимира XVIII — начала XIX века

Памятники архитектуры Владимира XVIII — начала XIX века

Во время перепланировки Владимира возникла проблема устройства въезда в город с запада. Все увеличивающийся поток, транспорта уже не могла удовлетворить узкая арка Золотых ворот. Поэтому было решено срыть примыкающие к Золотым воротам участки земляных валов и проложить здесь два проезда. Однако белокаменное сооружение, освобожденное от боковых подпор, могло со временем рухнуть, и чтобы этого не случилось, фон Берк предложил укрепить основание ворот контрфорсами. Несколькими годами позже по чертежу И. Чистякова они были закрыты с декоративной целью полубашнями, существующими поныне. Кстати сказать, и перестройка древней церкви на Золотых воротах, осуществленная якобы в 1810 году, до сего времени приписывалась И. Чистякову, но благодаря обнаруженному в Центральном Государственном Историческом архиве документу теперь стало известно, что последнее значительное изменение претерпели Золотые ворота в конце двадцатых годов XIX века. Губернский архитектор Е. Петров разработал тогда проект новой надвратной церкви, который был утвержден Николаем I в 1827 году.

В 80-х годах XVIII века с утверждением плана регулярной застройки Владимир вступил в новый этап своего развития — строительства по «об­разцовым» проектам. Сочиненные и утвержденные заранее чертежи фасадов жилых домов были приложены прямо к плану города и присланы в губернию одновременно с ним. Для казенных же построек проекты доставлялись особо, после получения разрешения на сооружение того или иного здания. При этом любопытно отметить, что во Владимире, как и в других городах, внимание, прежде всего, уделялось угловым участкам кварталов при застройке их каменными домами. По мнению властей, угловой дом должен был «показывать две разные фасады всей улице для образца».

Наиболее примечательной «наугольной» постройкой, определившей в свое время начало Большой Московской улицы, является дом титулярного советника Мещерягина (ныне ул. III Интернационала, № 2), построенный в 1787 году.

Двухэтажный, с необычным закругленным углом, он привлекает к себе внимание. Широкие полосы рустовки первого этажа, имитирующей каменную кладку, придают фасаду умеренную нарядность, а хорошо найденные общие пропорции помогают ему с достаточным тактом уживаться рядом с памятником древней монументальной архитектуры — Золотыми воротами. К концу XVIII века относятся также и дома, стоящие напротив (№ 1, 3), принадлежавшие первоначально Ненароковой.

Окончательное формирование внешнего облика главной улицы связано с построением здесь двух казенных зданий, так называемого губернаторского дома и торговых рядов. По сведениям краеведов XIX века, губернаторский дом построен в 1787 году. Правда, первоначально предполагалось использовать его как административное здание, но последующие события внесли свои коррективы

После смерти наместника Владимиро-Костромского наместничества графа Р. И. Воронцова его место занял князь И. П. Салтыков, по-видимому, не пользовавшийся таким же покровительством при дворе, в результате из-за резко сократившегося финансирования многие замыслы Воронцова остались неосуществленными. На неопределенное время было отложено строительство специального каменного губернаторского дома, а генерал-губернаторский, поскольку в 1796 году наместничество было упразднено, совсем не был построен  Так в результате сложившейся обстановки губернатор был вынужден временно поселиться в уже готовом, самом большом, но неудобном для жительства казенном доме (ныне № 24 по улице III Интернационала).

Не во всех подробностях известна история строительства и торговых рядов. Из коллективной записки владимирских купцов и мещан в полицейскую управу, датированной 1 июля 1784 года, следует, что здешние каменные лавки должны были сооружаться на собственные средства жителей города. Однако строительство, видимо, шло не так быстро, как обещали купцы.

Первая линия лавок, выходящая сплошным аркатурным фасадом на Боль­шую улицу, была закончена лишь к 1790 году. Вторая же линия, располагавшаяся с тыльной стороны, достраивалась уже в 90-х годах.

Параллельно с застройкой главной улицы, пополнялась казенными каменными строениями и центральная часть города, бывшая крепость Мономаха.

Здесь, согласно «прожектному» плану, в 1785—1790 годах грузно втиснувшись между древними соборами, поднялось трехэтажное здание присутственных мест. По первоначальному замыслу, оно должно было замыкать с юга огромную полукруглую площадь, образуемую двумя корпусами гостинного двора, так и не начатого строительством. Вышедший в 1797 году правительственный указ, повелевавший «... отныне нигде вновь гостинных дворов не строить», видимо, сыграл решающую роль в том, что соборная площадь осталась незастроенной.

Таким образом, возникла проблема создания новой планировки древнего центра. Эту задачу должны были решить владимирские архитекторы, так как Павел I, вступив на царский престол, упразднил «Комиссию о строении Санкт-Петербурга и Москвы», являвшуюся в то время, по существу, главной проектной мастерской для всей России.

Получив определенную свободу в осуществлении своих замыслов, губернский архитектор И.Чистяков в 1798 году разработал вариант новой планировки соборной площади. Проект был сделан в угоду вкусам Павла I, обожавшего военную муштру.

В данной композиции проектировалась огромная плац-парадная площадь  окруженная зданиями военного ведомства. Восточнее Дмитриевского собора, на одной линии с присутственными местами должна была занять место казарма губернской роты. На противоположной стороне площади предполагалось выстроить здание полкового двора с фасадом более 200 метров.

К счастью, «грандиозный» замысел И. Чистякова не был утвержден и остался лишь на бумаге. Однако, во время пребывания царя во Владимире 4—5 июля 1798 года, из представленной ему серии архитектурных проектов И. Чистякова все-таки был принят один. По утвержденному проекту в 1799— 1802 гг. на восточной окраине города был построен каменный инвалидный дом (ныне областная больница). По существу, это первое здание во Владимире, отмеченное авторством.

Соборная же площадь окончательно обрела свои очертания в начале XIX века. Получив, наконец-то, разрешение императора, губернатор князь И. М. Долгоруков осуществляет давнюю мечту своих предшественников — рядом с Дмитриевским собором, на месте, указанном в «прожектном» плане, он строит себе в 1808—1809 годах специальный дом (ныне здание облисполкома).

Годом позже южный фасад «среднего города» пополнился еще одним крупным сооружением — колокольней Успенского собора, заменившей прежнюю — шатровую. Новая колокольня, при всей ее эклектичности, удачно вписалась в архитектурный облик древнего храма и в силуэт города.

После войны 1812 года владимирское дворянство приобрело каменный особняк на площади против присутственных мест для перестройки его в Дом дворянского собрания. Разработка проекта была поручена московскому архитектору В. Дрегалову, а осенью 1826 года состоялось торжественное открытие дворянского дома (ныне Дом офицеров). Двенадцатико­лонный ионический портик здания придал центральной улице удивительно типичный для эпохи классицизма колорит губернской провинции.

Строительная история этого здания продолжалась и в следующем десятилетии  В 1835 году дворянство купило рядом стоящий дом, чтобы, перестроив  соединить его с уже отстроенным ранее и разместить здесь мужской пансион. Составлять проект и руководить работами на этот раз пригласили губернского архитектора Е. Петрова. К сожалению, строительство, начатое им, не было доведено до конца. Тяжелая болезнь преждевременно оборвала жизнь талантливого архитектора, ученика знаменитого русского зодчего М. Казакова. Задуманное Е. Петровым закончил осенью 1841 года В. Дрегалов.

Дворянский дом — одно из последних произведений архитектуры русского классицизма, удачно соединившее в себе две ордерные системы, ионическую и дорическую, и две творческие манеры талантливых зодчих. Для Владимира это здание явилось, к тому же, своеобразной лебединой песней в архитектуре. Город больше не пополнялся столь прекрасными сооружениями, более того, облик губернского центра год от года ухудшался.

Побывавший здесь царь Николай I был поражен запущенностью и убогостью архитектурного вида Владимира. По требованию царя тогда же был составлен отчет Министерства внутренних дел, в котором объяснялось, что « ... главнейшею причиною упадка города есть: воинский постой натурою, весьма тягостный для жителей по соразмерности числа домов, обязанных сею повинностью, с числом воинских команд; удаление дворян в Москву для воспитания детей и удовольствий; незначительность торговли и фабрик; малое количество купцов». Даже изданное вскоре «Положение об устройстве губернского города Владимира» в общем-то не поправило дела.

Архитектурный кризис, разразившийся по всей России, коснулся и провинции. 30—40 годы ознаменовались утратой принципов чистого классицизма  Так русская архитектура вступила сначала на путь стилизации, подражания уже прошедшим стилям, а затем перешла к эклектике, т. е. смешению разных художественных вкусов. Владимир не избежал этой участи  Построенная здесь в 1893 году губернским инженером И. Карабутовым по рисунку А. Афанасьева церковь Архангела Михаила выдержана в тяжелых русско-византийских формах.

Другая ветвь русского зодчества второй половины XIX века, как и первая, поддержанная правящими кругами, тяготела к мотивам, заимствованным из русского прикладного искусства и убранства деревянных построек. Этот псевдорусский «стиль» к 80-м годам окончательно превратился в прямое подражание образцам архитектуры XVI—XVII столетий.

Первым и самым интересным примером нового направления во Влади­мире является здание б. технического училища им. И. Мальцова, построенное в 1885 году Д. Чичаговым по конкурсному проекту А. Мак­симова.

Русские формы, видимо, пришлись по душе местным архитекторам, поэтому основные казенные здания того периода наглядно иллюстрируют устойчивость данной тенденции.

В 1900 году по инициативе Владимирской ученой архивной комиссии закладывается здание исторического музея. Победителем конкурса оказался губернский архитектор П. Беген. Ему и было поручено строительство.

Более выразительным в смысле архитектурной пластики и приемов декорирования фасадов является здание б. городской думы, построенное в 1907 году городским архитектором Я. Ревякиным. Но своеобразной «вершиной» стилизаторской мысли может служить здание первой городской больницы (больницы «Красного креста»), ставшее истинным средоточием элементов русской архитектуры почти всех веков. Построено оно в 1914 году владимирским епархиальным архитектором JI. Шерером.

В развитии архитектуры России второй половины XIX века иногда наблюдались попытки возвратиться к классицистическим приемам в проектировании. Во Владимире, в формах уже псевдоклассицизма, выполнены здания б. женской гимназии (открыта в 70-х годах, ныне школа № 1) и б. женского епархиального училища (ныне административное здание, ул. Луначарского, д. 3), построил которое в 1914 году Л. Шерер.

В начале XX века во Владимир с некоторым запозданием докатилась волна нового архитектурного увлечения — стиль «модерн». Здесь это направление представлено наиболее наглядно двумя зданиями: б. реального училища (ныне здание пединститута), построенного в 1908 году московским архитектором П. Виноградовым (скульптор А. Аладьин) и кинотеатра «Ампир» (сейчас кинотеатр «Художественный»).

Особняком в архитектурном комплексе Владимира стоит католический костел, возведенный в 1892 году И. Карабутовым и отражающий своими готическими формами определенный этап подражания западным стилям. Последней же культовой постройкой в городе стала старообрядческая церковь, бестактно поставленная в 1913 году прямо перед Золотыми воротами (архитектор С. Жаров). Ее, в общем-то, эффектный облик красноречиво говорит о потере в культовой архитектуре всяких стилевых норм.

За годы Советской власти, особенно за последние пятилетки, город Владимир, осуществляя генеральную реконструкцию, неузнаваемо изменился и разросся.

Эту величественную картину неудержимого обновления можно увидеть из окрестностей Владимира, если однажды в погожий день уйти далеко за Клязьму, в луга, и оттуда оглянуться на город. Не оторвать тогда изумленного взгляда от дивного его силуэта, наполненного бесконечной музыкой ритмов и неповторимой выразительностью архитектурных образов.

Источник:

Интересное о крае. Люди, история, жизнь, природа Земли Владимиркой. Верхне-Волжское книжное издательство, г. Ярославль, 1973

Эта запись опубликована в рубрике История Владимирской области. Тэги: , , , . Bookmark the permalink.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>