Усадьба-музей Жуковского (село Орехово, Собинский район)

Построенный ещё в XVIII веке одноэтажный усадебный дом обзавёлся мезонином лишь в 1912 году. Об этом сообщают цифры на фронтоне.

Построенный ещё в XVIII веке одноэтажный усадебный дом обзавёлся мезонином лишь в 1912 году. Об этом сообщают цифры на фронтоне.

В Дом-музей Николая Егоровича Жуковского (1847-1921) в деревне Орехово Владимирской области в первый раз я заехал почти случайно, увидев на обочине пустого шоссе, ведущего из Лакинска в Юрьев-Вольский, металлический указатель с самолётиком и фамилией великого теоретика авиации. Оказалось, именно здесь сын родился и провёл детство, а затем подолгу жил и творил. В отличие от множества подобных усадеб тут сохранился дом с Интерьерами и обстановкой, помнящими самого Николая Егоровича. Остался нетронутым старый регулярный парк, а сотрудники музея бережно хранят семейные истории Жуковских и поддерживают гостеприимную атмосферу. Такую, какая всегда была в этом доме.

ЕГО ВЕЛИЧЕСТВО СЛУЧАЙ

Усадьба Орехово прячется в стороне от больших дорог. Найти нужный поворот помогает указатель на обочине шоссе Лакинск — Колъчугино и Юрьев-Польский

Усадьба Орехово прячется в стороне от больших дорог. Найти нужный поворот помогает указатель на обочине шоссе Лакинск — Колъчугино и Юрьев-Польский

«Трудам и научным достижениям Николая Егоровича посвящён Научно-мемориальный музей в Москве (улица Радио, 17. — Прим. ред.), а здесь мы рассказываем о семье и усадебной жизни учёного» — так начинает разговор директор ореховского Дома-музея Майя Константиновна Ширканова. А я оглядываюсь вокруг и цепляюсь взглядом за детали. Сохранность усадьбы и её обстановки удивительна: немало найдётся в окрестностях столицы подобных дворянских гнёзд с более чем двухсотлетней историей, практически не подвергшихся разрушительному влиянию новейшего времени. Оказывается, в знак признания заслуг перед наукой советская власть по личному распоряжению Ленина оставила этот дом профессору и его родственникам. В общем, редчайшее исключение, лишь подтверждающее общее правило... На Владимирской земле, где до революции было более семисот дворянских усадеб, единственный случай.

В марте 1937 года жившая здесь Вера Александровна Жуковская, родная племянница Николая Егоровича, предложила организовать в усадьбе мемориальный музей. Но ситуацию осложняло то, что родственники учёного к тому времени занимали только мезонин главного дома и флигель по соседству. А весь первый этаж был отдан школе на 180 учеников. И для неё пришлось строить отдельное новое здание в деревне. Лишь после этого Вера Александровна, ставшая первым директором музея, смогла начать восстанавливать обстановку старого дома. Многие вещи пришлось обратно перевезти из московской квартиры учёного. Через полтора года музей принял первых посетителей. Так что подлинность обстановки не вызывает сомнений даже в мелочах. Тем более что мелочам, в особенности тем, с которыми связаны какие-то интересные житейские истории, в музее уделяют большое внимание.

Большой портрет Николая Егоровича Жуковского встречает посетителей Дома-музея в прихожей.

Большой портрет Николая Егоровича Жуковского встречает посетителей Дома-музея в прихожей.

Кабинетный рояль московской фабрики Людвига Штюрцваге (отца известного художника), изготовленный во второй половине XIX века, продолжает звучать в гостиной и в наши дни.

Кабинетный рояль московской фабрики Людвига Штюрцваге (отца известного художника), изготовленный во второй половине XIX века, продолжает звучать в гостиной и в наши дни.

Ореховскому дому, в отличие от большинства дворянских усадеб, после революции повезло. Его не разграбили, а спустя двадцать лет превратили в мемориальный музей, обстановка которого восхищает своей подлинностью. Сохранились даже скатерти, сделанные руками матери и сестёр Николая Егоровича.

Ореховскому дому, в отличие от большинства дворянских усадеб, после революции повезло. Его не разграбили, а спустя двадцать лет превратили в мемориальный музей, обстановка которого восхищает своей подлинностью. Сохранились даже скатерти, сделанные руками матери и сестёр Николая Егоровича.

Во время экскурсии вам наверняка покажут дырку от случайного самопроизвольного выстрела в верхней крышке ружейного шкафа. Николай Егорович, увлечённый охотник, как-то позабыл разрядить ружьё, да так и поставил его на место. Отчего грянул выстрел — неизвестно, но, по счастью, обошлось без жертв и разрушений. Только домочадцы переполошились.

Здесь же, в охотничьей комнате на стене, — портрет Виконта, его любимой собаки, написанный художницей Преображенской, женой университетского друга Н. Е. Жуковского. Говорят, Виконт, работавший по пернатой дичи, отличался великолепным чутьём и сообразительностью. Но охотничья удача улыбалась им с хозяином не всегда. Иной раз возвращаться с пустыми руками приходилось буквально накануне приезда гостей, которых в Орехово всегда встречали со всем радушием. И вот тогда волей-неволей добычу приходилось высматривать уже в деревне, на чьём-нибудь птичьем дворе. А после, когда хлопоты с гостями подходили к концу, у бокового крыльца появлялся кто-то из деревенских мужиков и получал вознаграждение за подстреленную «дичь».

ПРЕДМЕТНЫЙ РАЗГОВОР

Ореховский музей ценен ещё и тем, что на примере семьи Жуковских позволяет окунуться в мир образованного дворянства конца XIX века, представить, чем и как жили эти люди, и попытаться переместить себя в их время и на их место. Немало интересного можно узнать здесь о воспитании и домашнем этикете, о повседневных заботах и праздниках. В праздники в музее интереснее вдвойне: на Троицу гостям предлагают поиграть в горелки, на Масленицу — отведать блинов, в Святки — погадать. Можно попасть и на представление «крепостного театра».

Маленький токарный станок с ножным приводом, необходимый для моделирования, Жуковский приобрёл в Мальцовском ремесленном училище во Владимире. В те годы в подобных заведениях учебное оборудование было принято менять раньше, чем оно морально устареет.

Маленький токарный станок с ножным приводом, необходимый для моделирования, Жуковский приобрёл в Мальцовском ремесленном училище во Владимире. В те годы в подобных заведениях учебное оборудование было принято менять раньше, чем оно морально устареет.

И всё это в окружении подлинных вещей! Мебель, одежда, обиходные предметы... Некоторые из них весьма неожиданны. Например, в одной из комнат стоит токарный станок с ножным приводом, судя по сохранившейся табличке, раздобытый Николаем Егоровичем в Мальцовском ремесленном училище во Владимире. На нём учёный собственноручно изготовлял помимо прочего детали моделей и макетов для своих научных исследований. (Кстати, историческое здание этого училища, основанного в 1885 году на деньги и по завещанию известного стекольного промышленника Ивана Сергеевича Мальцо-ва, сохранилось во Владимире на Дворянской улице, 27 по сей день. Сейчас там находится авиамеханический колледж.)

В парке перед домом установлен бюст Н. Е. Жуковского.

В парке перед домом установлен бюст Н. Е. Жуковского.

Правда, похоже, после Николая Егоровича на станке больше не работали. Зато маленький кабинетный рояль производства московской фабрики с немецким именем Sturzwage живёт полной жизнью. Два раза в год его настраивают и часто открывают, причём не только ради концертов, которые проводят в этом доме: среди посетителей бывает немало музыкантов.

Всего более тысячи предметов хранения относится к личным вещам, которыми пользовались учёный и его домочадцы. И это — не считая книг! Книги окружали будущего учёного с детства. Егор Иванович и Анна Николаевна жили скромно, но были отлично образованны, хорошо воспитаны, владели несколькими европейскими языками, интересовались искусством и науками. И естественно, стремились привить всё это своим детям.

Окрестности Орехово, расположенного на холме над долиной реки Ворша, впечатляют своей привольной красотой. На дальнем плане видна церковь Ильи Пророка в соседнем селе Глухове, около которой сохранился некрополь Жуковских и Всеволожских.

Окрестности Орехово, расположенного на холме над долиной реки Ворша, впечатляют своей привольной красотой. На дальнем плане видна церковь Ильи Пророка в соседнем селе Глухове, около которой сохранился некрополь Жуковских и Всеволожских.

ДВОРЯНСКОЕ ГНЕЗДО

Рабочий кабинет Н. Е. Жуковского. Крылатая фраза «Человек полетит, опираясь не на силу своих мускулов, а на силу своего разума» была написана за этим самым столом.

Рабочий кабинет Н. Е. Жуковского. Крылатая фраза «Человек полетит, опираясь не на силу своих мускулов, а на силу своего разума» была написана за этим самым столом.

Существующий поныне в сельце Орехово (сельцо — это деревня с барским домом, но без церкви) барский дом и окружающий его ландшафт возникли в конце XVIII века стараниями предводителя дворянства, секунд-майора и надворного советника Николая Михайловича Всеволожского. При нём построили деревянный оштукатуренный дом, флигели, оранжереи, конюшни, выкопали пруды, посадили регулярный липовый парк и подъездную берёзовую аллею. Это поместье вместе с другими землями по соседству было пожаловано дальнему предку секунд-майора, сыну боярскому Василию Петровичу Всеволожскому, патриархом Гермогеном ещё в 1608 году. В 1839 году Орехово унаследовал Николай Николаевич Ляпунов и сразу же заложил его во Владимирский приказ общественного призрения на 26 лет за 15 тысяч рублей серебром. А через два года, подыскивая себе жильё, на усадьбу обратили внимание переведённый в эти края по службе на строительство Нижегородской железной дороги инженер путей сообщения Егор Иванович Жуковский и его супруга Анна Николаевна, урождённая Стечкина. Орехово настолько им понравилось, что они его выкупили в рассрочку, несмотря на то что цена была высока даже для генеральского жалованья Егора Ивановича (он дослужился до действительного статского советника). На протяжении 25 лет за усадьбу приходилось выплачивать ежегодно по 786 руб. 58 коп. серебром. Вместе с домом и парком им досталось 112 гектаров земли и 56 крепостных душ мужского пола. В Орехово Егор Иванович и Анна Николаевна прожили вместе до глубокой старости.
Здесь родились пятеро из шестерых их детей, все, кроме старшей — Марии. Третий ребёнок, Николай, появился на свет 17 января 1847 года. Одиннадцати лет он уехал на учёбу в Москву, но в Орехово постоянно возвращался на каникулы и в отпуск, а став учёным с мировым именем, периодически здесь жил. Особенно, когда приходило время сесть за письменный стол с крупной теоретической работой. Кстати, рабочий стол и дубовое кресло по сей день стоят на своих местах в кабинете Николая Егоровича.

В наши дни, попадая в этот дом, удивляешься изобилию цветов. Они в каждой комнате! И живые в горшках, и засушенные композиции, которые издали неотличимы от живых: ни один из цветков не потерял своих красок. Эти цветочные картины — личная гордость директора. Майя Константиновна освоила кропотливую технологию сохранения сухих цветов. Никакой химии: важно вовремя собрать растения и правильно высушить.

И во времена Жуковского дом тоже был полон цветов. Ими в основном занимались матушка и сёстры, однако «язык цветов» знали все члены семьи и могли оставлять друг другу информацию в виде букетов. Язык цветов в наши дни доступен немногим, но при желании его секреты можно узнать в музее. После экскурсии посетителям предлагают чай на травах, собранных летом в усадьбе, с вареньем из ягод барского сада.

Добраться в Орехово можно на автомобиле или рейсовом автобусе из города Лакинска, который находится прямо на трассе Москва — Нижний Новгород, в полутора сотнях километров от столицы. Оттуда до музея Н. Е. Жуковского (ещё чуть больше 20 км) ходит автобус.

Источник:

"Наука и жизнь" № 7, 2013

Эта запись опубликована в рубрике Усадьбы во Владимирской области. Тэги: , , , , . Bookmark the permalink.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>